Забытые Истории

«Армянского вопроса более не существует, так как армян более не существует»

RSS
«Армянского вопроса более не существует, так как армян более не существует»
(К 100-летию геноцида армянского народа)

Среди трагических событий Первой мировой войны особенно выделяются два акта геноцида — русинского населения Карпат и армянских подданных Османской империи, — которые открыли счет страшным преступлениям ХХ века против мирного населения (в комментах вполне справедливо советуют включить в этот список геноцид ассирийцев, что и делаю).

Надо сказать, что правительство младотурок, пришедшее к власти в 1908 году, имело четкую программу разрешения национального вопроса путем физического истребления всех национальностей, кроме турок и тех, кто согласится немедленно стать турком. Когда один из главарей младотурок, Энвер-паша, сразу же после революции восклицал, что отныне «нет» болгар, «нет» греков, «нет» македонцев, «нет» арабов, а все «равны» и все «оттоманы», то он именно так и понимал дело: или все эти племена, живущие в Турции, станут турками, или их просто вырежут. Такой вот своеобразный вариант «несть ни эллина, ни иудея» для многонациональной империи.


Старик с черепом сына в руке. Вся его семья из семи человек
погибла в ходе Киликийской резни 1909 г.


Вступление Турции в мировую войну на стороне Центральных держав лишь ускорило проведение в жизнь этой программы.

После сокрушительного разгрома армии Энвер-паши под Сарыкамышем на Кавказском фронте в течение всей первой половины 1915 года царило относительное затишье. Турки восстанавливали уничтоженную 3-ю армию, русские войска закрепляли свое положение. Один только вновь сформированный IV Кавказский корпус генерала Петра Ивановича Огановского продвигался вперед к Ванскому озеру, очищая территорию от курдских отрядов и турецких арьергардов. Местное армянское население оказало вооруженное содействие русским, и тогда турецкие власти приступили к фактическому истреблению армян.


Бойцы первой Армянской добровольческой дружины (дружина Андраника)
в составе Русской армии. 1915 г
.

Геноциду был придан вид депортации. Обыкновенно делалось так. В населенный пункт являлся глашатай с барабанщиком и повелевал всему мужскому населению немедленно явиться к такому-то месту, под страхом смерти. Армяне спешили исполнить приказ. Собравшихся тотчас же арестовывали и, скрутив веревками, угоняли в пустынное место (лес, каменоломни, овраги), где всех до единого убивали. Затем палачи возвращались и принимались за женщин с детьми. Кое-где женщинам официально предлагалось спасение путем немедленного перехода в ислам и вступлением в брак с мусульманином.

В считанные дни погибло более 24 000 армян, были разграблены и сожжены свыше 100 сел. Приближение русских войск спасло от гибели тысячи армянских семей, позволив им перебраться в освобожденные от турок районы.


Казни армян в Константинополе, 1915 г. Фото: Национальный архив Армении

Однако эти события послужили сигналом к массовой резне армян по всей территории Османской империи. Армян признано было желательным вырезать по возможности до последнего человека. Русская армия и ее западные союзники были не в силах остановить неслыханные зверства, а германские власти не сочли нужным вступиться. В Эрзеруме из 20 000 армян осталось меньше ста человек; в Эрзерумском, Битлисском и Ванском округах, где жило 580 000 армян, уцелело 12 000 человек. Успело бежать на русский Кавказ 182 000 человек, в английский Египет — 4200 человек.

Европа лишь из доклада лорда Брайса сэру Эдуарду Грею узнала о том, что случилось. И хотя тогда Европе было не до армян, со страниц доклада пахнуло таким леденящим ужасом, что проигнорировать его было невозможно.

Вот как, в немногих словах, рисуется ход всего предприятия.

После Ванских событий весной и летом 1915 г. армян, мобилизованных и работавших в передовых линиях над укреплением окопов, стали целыми партиями отводить в тыл — и там же расстреливать — без предупреждения и объяснения. Избиением армян руководил, в окончательной инстанции, Талаат-паша; а в округах, подчиненных военной власти, — Энвер-паша.


Массовая депортация армян  из Харпута, 1915 г.
Фото: Национальный архив Армении


Депортируемых женщин, стариков и детей гнали пешком, под надзором конного конвоя. Этот путь — читаем в «Документах, представленных виконту Грею лордом Брайсом» — был бы очень труден даже для солдат, а для женщин такое путешествие было совсем непереносимо. Солдаты били их нещадно, если они, уставая, ложились на землю, чтобы отдохнуть. Были и беременные: «ни одна из них не выжила», — пишет лорд Брайс. Множество остальных женщин также ждала гибель в этом мучительном пути: «Они умирали от голода, жажды, солнечного удара, апоплексии, от полного истощения». Впрочем, это и была конечная цель, хорошо втолкованная конвою: так или иначе покончить с ними в пути. «Правительство знало, что означает такое путешествие, и правительственные прислужники, которые их вели, сделали все, что могли, чтобы отягчить их неизбежные физические мучения».



Но и это было не все: крестьяне мусульманских деревень по пути нападали на них и били их нещадно палками: конвой нисколько не препятствовал. «Когда они прибывали в какую-нибудь деревню, их выставляли на площади, как рабынь, и предлагали кому угодно забирать их в свой гарем». Хуже всего пошло, когда вступили в курдские горы. Тут старики и дети были просто перебиты курдами (на глазах конвоя, который, впрочем, принял участие в избиениях), а женщины были поделены по рукам или перебиты: «Только минутный каприз курда решал, уведет ли курд женщину в горы, или тут же, не откладывая, убьет ее».



Партии все уменьшались в числе, но конвой все равно стал обнаруживать нетерпение — желательно было поскорее избавиться от тяжелого пути и всего этого хлопотливого поручения. В конце концов конвоиры сами принялись за избиение уцелевших. Сначала убили отстававших стариков и больных, а потом и вообще всех, пользуясь удобным случаем. «Переход через реки, особенно через Евфрат, всегда был случаем для массовых убийств. Женщин и детей сбрасывали в реку и стреляли в них, когда они пытались спастись». Очень немногие каким-то чудом доходили до места назначения и сдавались под расписку властям.



По единодушным отзывам (которым ничуть не противоречили и турецкие власти, пока им казалось, что военные дела идут хорошо и что победителей не судят), результатом всех этих усилий было планомерное истребление двух третей армянского народа. «Армянского вопроса более не существует, так как армян более не существует», — с удовлетворением заявил министр внутренних дел Мехмед Талаат-паша по окончании резни.



По подсчетам комитета, работавшего под председательством лорда Брайса, наиболее достоверными являются следующие цифры, характеризующие общий результат усилий Талаат-паши и Энвер-паши.



Всего армян в Турции числилось до начала избиений 1915 года 2,1 миллиона человек (цифра, установленная армянским патриархатом). Лорд Брайс нарочно берет минимальную цифру 1,6 миллиона человек, хотя и прибавляет, что считает верной не эту свою цифру, а ту, которая приближается к 2 миллионам. Из них сумело спастись в общей сложности 350 тысяч человек, бежавших от резни в различные закутки Османской империи и за границу.
Уцелело, кроме того, около 250 тысяч армян протестантов, католиков, обращенных в ислам (до избиения 1915 г.). Итого армян уцелело не больше 600 тысяч человек, погибло же (беря самую малую первоначальную цифру, нарочно принятую лордом Брайсом) около 1 миллиона человек, но Брайс снова прибавляет, что он считает эту цифру слишком малой и что перебито и было сослано, вероятно, даже больше 1,2 миллиона человек.

Нехотя, сдержанно (ведь Турция была важной союзницей) германские консулы, миссионеры, военные и штатские доносили своему правительству о неслыханных и бесчисленных, планомерно совершаемых массовых убийствах, — но ни Вильгельм II, ни канцлер Бетман-Гольвег не считали нужным вступиться. Напротив, они вели себя так, что младотурки могли быть вполне уверены в сочувствии их образу действий со стороны германского правительства.

Американский посол Морджентау, слыша от самых правдивых и беспристрастных свидетелей рассказы о неслыханных ужасах, творящихся в Армении, решился, наконец, отправиться к Талаат-паше. Тот категорически отказался говорить об армянах: «Разве они американцы?» — спросил он Морджентау. Что армянский народ будет весь истреблен, Талаат-паша был вполне уверен. «Не стоит так спорить, — сказал как-то Талаат-паша американскому послу, — мы уже ликвидировали три четверти армян. Их уже нет ни в Битлисе, ни в Ване, ни в Эрзеруме». Талаат-паша так был в этом уверен, что цинично осмелился (самым серьезным и настойчивым образом) просить посла, чтобы тот повлиял на американские страховые общества, где многие армяне страховали свою жизнь: «Так как армяне почти все теперь уже умерли, не оставив наследников, то, следовательно, их деньги приходится получить турецкому правительству, оно должно ими воспользоваться. Можете вы мне оказать эту услугу?»

Репортеру «Berlіner Tageblatt» Талаат-паша заявил: «Нас упрекают, что мы не делали различия между невинными и виновными армянами; это было абсолютно невозможно, ибо сегодняшние невинные, может быть, завтра будут виновными».

Германский посол в Константинополе Вангенгейм, к которому Морджентау обратился с просьбой удержать Талаата и Энвера и вступиться за истребляемых армян, в ответ стал осыпать армян грубейшей руганью и отказался наотрез что бы то ни было для них сделать. Морской атташе германского посольства Гумман, любимец Вильгельма II, открыто заявлял, что турки совершенно правильно поступают с армянами. А глава германских сил в Турции Лиман фон Сандерс решительно высказал американскому послу свое неудовольствие по тому поводу, что он сообщает о турецких зверствах в Европу и Америку. Только коммунист Карл Либкнехт в рейхстаге с негодованием клеймил убийц. Но он был бессилен.

К концу войны непоправимое злодеяние было в сущности завершено. Не вина младотурецкого правительства, если армяне были уничтожены не поголовно, а только на 65 %, младотурки сделали все, что было в их силах.


Согомон Тейлирян (слева) и Мехмед Талаат-паша

15 марта 1921 г. армянский студент Согомон Тейлирян, единственный выживший из своей семьи* и посвятивший свою жизнь неустанным поискам бежавшего из Константинополя Талаат-паши, нашел его, наконец, в Берлине и застрелил прямо на улице. Когда вслед за тем на берлинском суде развернулись все эти ужасы Апокалипсиса (по выражению одного свидетеля), то не только Тейлирьян был оправдан, но германская и шире — европейская — публика с ужасом узнала подробности резни. «Талаат-паша, Энвер-паша, Джемаль-паша и Назым-бей, именовавшие себя «защитниками ислама», в действительности, были атеистами!» — подчеркнул один из трех адвокатов подсудимого.

Тейлирян был признан находившимся в состоянии невменяемости в момент покушения и освобождён. Этот суд оказал большое воздействие на польского юриста Рафаеля Лемкина, позже предложившего термин «геноцид».

Впоследствии в ходе операции «Немезис» («Возмездие») армянскими мстителями был ликвидирван еще ряд высокопоставленных турецких палачей.

К настоящему времени моральная виновность тогдашнего турецкого правительства и других лиц, причастных к геноциду армянского народа, установлена со всей очевидностью. Что, однако, не мешает туркам нагло отрицать свое отвратительное злодеяние столетней давности.

Использованы материалы:
Тарле Е.В. Европа в эпоху империализма 1871-1919 гг.
Операция "Немезис"



*Он стал свидетелем изнасилования двух сестер и убийства матери и брата. Тейлиряну удалось выжить, когда турецкие солдаты оставили его, тяжелораненного, умирать на куче мертвых тел (сёстры после изнасилования тоже были убиты). >назад
Ссылка на историю http://zaist.ru/~zNoU1

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Книга-альбом «Святые покровители Земли Русской»

Книга-альбом
«Святые покровители
Земли Русской»



 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru