Забытые Истории

Бурбоны после Реставрации

RSS
Бурбоны после Реставрации
Карл Х

Людовик XVIII умер бездетным. Поэтому корону под именем Карла Х унаследовал младший брат покойного короля граф д'Артуа.
Дворяне наградили его лестным прозвищем «король-рыцарь». Но у французского общества новый король быстро вызвал отторжение.

Стремясь подчеркнуть богоданность своей власти, Карл Х 29 мая 1825 года короновался в Реймсском соборе.

Эта средневековая церемония произвела гнетущее впечатление на общество. Французы, которые уже давно забыли дорогу в церковь, были неприятно поражены видом Карла X, распростертого ниц перед алтарем. Нелепо в их глазах он выглядел и тогда, когда обходил ряды золотушных больных, осеняя их крестом и приговаривая: «Король коснулся тебя, Бог тебя исцелит!» (Древнее поверье приписывало прикосновению короля целительную силу и, между прочим, из 120 больных, которых коснулся Карл, пятеро действительно исцелились.)

Перед своим правительством Карл Х поставил задачу восстановления королевского абсолютизма.

Во исполнение его воли появились знаменитые ордонансы 25 июля 1830 года об отмене свободы печати и роспуске палаты депутатов. Можно только подивиться самонадеянности правительства, которое не отдало никаких распоряжений на случай массовых беспорядков в столице. Сам Карл X, подписав ордонансы, со спокойной совестью уехал на охоту.

Ответом общества была новая революция.



На улицах Парижа собрались толпы возмущенного люда, которые стали вооружаться и строить баррикады. Вскоре весь город оказался во власти повстанцев. Но Карл X до последнего момента не отдавал себе отчета в происходящем. В результате, оставленный всеми, он вынужден был подписать отречение от престола в пользу своего малолетнего внука, Генриха V.

За 16 лет послереволюционного правления Бурбонов Франция добилась значительных успехов в промышленности и сельском хозяйстве. А для науки, литературы и искусства Реставрация и подавно была едва ли не золотым веком. Но Бурбоны не сумели до конца использовать тот шанс, который предоставила им история в 1814 году. Согласно крылатому выражению императора Александра I, они ничего не забыли и ничему не научились. Поэтому история безжалостно смела их с французского трона.

Самое короткое царствование

2 августа 1830 года престарелый Карл Х Бурбон, уступив требованиям революционных парижан, подписал отречение в пользу внука, Генриха V.

Однако на тот момент у него был живой и дееспособный сын — Луи-Антуан, герцог Ангулемский, которому исполнилось 55 лет.



Французское общество не питало к нему особой симпатии. Наследник престола был довольно нескладный, издерганный человеку, которого за угловатость и порывистость движений за глаза называли «испорченным автоматом» (по аналогии с механическими куклами, в свое время вызвавшими фурор). Впрочем, ему нельзя было отказать в решительности и военных талантах. Известность герцогу Ангулемскому принес военный поход 1823 года в революционную Испанию, когда он во главе 100-тысячного войска сначала без единого выстрела занял Мадрид и вернул трон свергнутому Фердинанду VII. Однако особой популярностью в Париже это его деяние не пользовалось.

Кроме того, Луи-Антуан был женат на принцессе Марии-Терезе, дочери казненного Людовика XVI.



Напомню, что 14-летней девочкой она оказалась в тюрьме Тампль и пережила там гибель всех находившихся с ней родных — отца, матери и брата. Ее брак с наследником оказался бездетным, — как подозревали многие, по причине взаимной холодности супругов. В мнении современников герцог Ангулемский оставался прежде всего мужем дочери казненного короля. Она была вечным укором, живым напоминанием о кровавых событиях недавнего прошлого. Да и сам облик Марии Терезы не располагал к благодушию.
Мужеподобная и неулыбчивая, она, казалось, всегда носила траур по своим замученным близким. Не случайно в народе ее называли «Мадам Злопамятность». Разумеется, мало кто во Франции мечтал увидеть ее королевой.

Карл X, подписав по требованию главарей революции отречение в пользу внука, нарушил закон о престолонаследии. Поэтому он потребовал и от своего сына поступить так же. Но те несколько минут, пока Луи-Антуан герцог Ангулемский не подписал отречение, формально он считался королем. В историю династии Бурбонов он вошел под именем Людовика XIX, поставив печальный рекорд самого короткого царствования.

Бурбоны в изгнании

После отречения 1830 года Бурбоны вновь оказались там же, откуда пришли, — на чужбине. Французскую землю большинство из них больше никогда не увидели. Они нашли убежище сначала в Англии, затем переехали в Прагу, и наконец, обосновались в небольшом городке Герц (ныне — Гориция в Италии).



Странную и экзотичную картину являла собой эта семья, в которой одновременно насчитывалось сразу три короля. Карл X, несмотря на отречение в пользу внука, продолжал считать себя королем. Его сын Людовик XIX, со своей стороны, относился к своему отречению, как к клочку бумаги. Правда, формально они не оспаривали прав 10-летнего Генриха V.

Последнюю попытку восстановить Бурбонов на престоле предприняла мать Генриха V, герцогиня Беррийская.

В апреле 1832 года она высадилась с горсткой сторонников близ Марселя, чтобы поднять роялистское восстание и двинуться походом на Париж. Но роялистских «Ста дней» не получилось. Героическая эпопея обернулась фарсом. Мятеж был подавлен, а герцогиня арестована и заключена в замок Блэ близ Бордо. В тюрьме она родила девочку, признавшись, что заключила тайный брак с неаполитанским графом Луккези-Палли. Скандализированные Бурбоны отреклись от нее.

В 1836 году Карл Х умер от холеры. Людовик XIX официально принял титул короля в изгнании, но с обязательством передать его своему племяннику тотчас по восстановлении монархии Бурбонов.

После смерти Людовика XIX Генрих V обрел права единственного законного претендента на трон и сразу переехал в замок Фросдорф (неподалеку от города Винер-Нейштадт), который отныне сделался его резиденцией.

Революция 1848 года предоставила Генриху V долгожданную возможность вернуть трон. Депутаты Национального собрания всерьез обсуждали вопрос очередной реставрации Бурбонов. Однако Генрих V показал себя достойным наследником своих предков – свое божественное право на престол он ни при каких условиях не пожелал поставить в зависимость от результата выборов.

Провозглашение в 1852 году империи снова вернуло его к рутинной жизни короля-изгнанника.

Орлеанская династия

Орлеаны принадлежали к младшей ветви Бурбонов. Звездный час Орлеанской династии настал 7 августа 1830 года. В этот день палата депутатов, отрешившая Карла Х от престола, предложила его Луи Филиппу, герцогу Орлеанскому, и его потомкам по мужской линии. Через два дня состоялась церемония гражданской коронации: герцог Орлеанский принял присягу на верность конституции и подписал Хартию, после чего ему были вручены королевские регалии. Отныне он стал именоваться Луи-Филиппом I, «королем французов».



Жизненный путь нового короля был необычен. Его отец, во время революции открыто порвал с династией и стал депутатом Национального собрания под именем «гражданина Филиппа Эгалите» (т.е. Филиппа Равенство).

В январе 1793 года случилось неслыханное: член королевской фамилии проголосовал за казнь Людовика XVI, но вскоре и сам был осужден на смерть революционным трибуналом.

Луи Филипп избежал ареста и покинул страну, однако, не примкнул и к роялистской эмиграции. Некоторое время он находился в Швейцарии, зарабатывая на жизнь уроками. Затем совершил поездку по Скандинавии, путешествовал по США, где, между прочим, свел знакомство с Джорджем Вашингтоном. Наконец, в 1800 году Луи Филипп обосновался в Лондоне, где и дождался реставрации Бурбонов, последовавшей спустя 14 лет.

Роялисты относились к нему с подозрением, как к отпрыску цареубийцы. На каждом шагу Луи Филиппу давали знать его вину перед династией. Потепление к себе со стороны двора он почувствовал только при Карле X, который предоставил ему почетный титул «королевского высочества».

Вступление Луи-Филиппа на престол отметило важный рубеж в развитии французской монархии. Власть короля отныне основывалась не на божественном праве, а на суверенитете нации, которая свободно выбирала монарха и заключала с ним конституционный договор — Хартию. Король обязан был уважать конституционные права и свободы граждан. Иначе говоря, в рамках монархии был сделан крупный шаг к выборному способу передачи государственной власти. При Орлеанах во Франции возникла некая промежуточная форма государственности: еще не республика, но уже и не наследственная монархия.

Луи-Филипп I — «король-буржуа»

Легкость, с какой герцог Орлеанский в 1830 году взошел на трон, во многом объяснялась его популярностью в средних слоях общества, обычно именуемых буржуазными. Этой популярностью Луи-Филипп I был обязан своему образу жизни, близкому и понятному тысячам его сограждан.

Новый король был аристократ с внешностью и привычками буржуа. Праздность и легкомысленные забавы были ему чужды. Экономный и расчетливый, Луи-Филипп избегал показной роскоши. Зато его наследственный дворец Пале-Рояль был открыт для всех, словно общественный музей. Кроме того, новый монарх слыл образцовым супругом и отцом. Жена родила ему десятерых детей, из которых зрелого возраста достигли семеро: пять сыновей и две дочери. Когда Луи Филипп выходил на прогулку под руку с женой и в окружении детей, — эта картинка не могла не тронуть всякого добропорядочного француза.

Король-буржуа словно задался целью опровергнуть все ходячие представления о величии королевской власти. Виктор Гюго вспоминал: «Он редко посещал обедню, не ездил на охоту и никогда не появлялся в опере. Не питал слабости к попам, псарям и танцовщицам... У него совсем не было двора. Он выходил на улицу с дождевым зонтиком под мышкой, и этот зонтик надолго стал одним из слагаемых его славы». Короче, Луи-Филипп I вел себя не по-королевски, а так, как можно было ожидать от должностного лица, правящего на основании «договора» с нацией.

Оборотной стороной личной популярности короля было заметное снижение престижа королевской власти. В правление Луи-Филиппа она утратила ореол таинственности и недосягаемости, который еще сохраняла при последних Бурбонах. Редко кто из тогдашних французских писателей отзывался о «короле-буржуа» с пиитетом.

Дом Орлеанов сошел с пьедестала в 1848 году, когда в Париже вспыхнула очередная революция. Не дожидаясь приглашения, Луи-Филипп I поспешно отрекся от короны и в случайно нанятом экипаже бежал из столицы.

Семья экс-короля нашла убежище в Англии. Здесь, 26 августа 1850 года, в замке Клермонт в окрестностях Лондона, Луи-Филипп I и скончался.

Последняя попытка реставрации монархии во Франции

В феврале 1919 года народы Европы с трудом приходили в себя от кровавых потрясений Первой мировой войны. В адрес мирной конференции, собравшейся в Париже, потоком шли письма и телеграммы с выражением надежд на окончательное торжество разума и справедливости в отношениях между народами. Одно письмо привлекло к себе повышенное внимание чиновников, занимавшихся разборкой почты. Можно себе представить их удивление, когда они прочитали требование автора восстановить справедливость и в отношении «покойного короля Людовика XVII, а также его потомства». Еще большее изумление вызвала подпись под этим странным посланием: «принц Луи Бурбонский».

Автор письма представился правнуком Людовика XVII, сына казненного Людовика XVI. По его словам, вопреки официальному известию о смерти малолетнего Бурбона во время революции, он якобы спасся от гибели.

В годы Реставрации и Июльской монархии действительно был известен человек, выдававший себя за несчастного сына казненного короля, под именем графа Наундорфа. Надо сказать, что доказательства, на которые он ссылался в подтверждение своего королевского происхождения, некоторым современникам не показались такими уж вздорными. Во всяком случае «король-буржуа» Луи-Филипп I почел за лучшее принять меры против загадочного претендента. 15 июля 1836 года граф Наундорф, находившийся в Париже, был арестован, а все имевшиеся при нем бумаги изъяты полицией.

Он умер в 1845 году, а следы изъятых у него бумаг затерялись. Единственное, что удалось установить потомкам графа Наундорфа, по-прежнему считавшими себя принцами королевской крови, — это то, что документы не были сразу уничтожены, а скорее всего похоронены в недрах секретных архивов Франции.

Делегаты Парижской мирной конференции проигнорировали письмо «принца Луи Бурбонского». Не дало результатов и его обращение к президенту Французской Республики Раймону Пуанкаре. Юридическую точку в деле о притязаниях потомков графа Наундорфа на родовое имя Бурбонов поставило решение апелляционного суда города Парижа, который 7 июля 1954 года отклонил их иск об установлении родства.

Судьбы монархии во Франции

История французской монархии в ХХ веке связана с судьбой представителей Орлеанской династии — младшей ветви Бурбонов.
В общем-то они, что называется, уже седьмая вода на киселе. Родоначальником ныне живущих Орлеанов является Генрих VI, граф Парижский, родившийся в 1908 году. Французское законодательство того времени запрещало потомкам Бурбонов, Орлеанов и Бонапартов жить во Франции. Генрих VI был вынужден в течение многих лет переезжать с места на место. Лишь после 1950 года, когда закон об изгнании монархов был отменен, он смог вернуться на родину.

Претендент питал честолюбивые планы на участие во французской политике. Однако его политическая карьера не сложилась. Не удалась и жизнь семейная: в 1975 году Генрих Парижский развелся со своей супругой Изабель, герцогиней Орлеанской и Браганской и переехал жить к гувернантке Монике Фриш. В ее доме он и умер 24 года спустя, накануне своего 91-го дня рождения. Владелец многомиллиардного состояния оставил своим наследникам шесть носовых платков и пару домашних туфель. Правда, платки были вышиты королевскими гербами. Куда делись деньги, не ясно до сих пор.

У Генриха VI и Изабель родилось одиннадцать детей. Старший сын, тоже Генрих, граф Клермонский, получил военное образование, но в последние годы работал консультантом туристических фирм, занимался публицистикой и руководил общественным Центром исследований современной Франции. Свободное время посвящал живописи. Успехом пользовались несколько выставок его картин, продажа которых является для него немаловажной статьей дохода.



Его мать Изабель, графиня Орлеанская и Брагансская с оптимизмом смотрит в будущее, рассчитывая, что, по крайней мере одному из ее 60-ти внуков удастся вернуть корону.



Сии мечтания можно было бы отнести к разряду курьезов, если бы не одно обстоятельство: согласно данным социологических опросов, 17% населения Франции поддерживает возврат к монархическому правлению. Многовато для страны, совершившей одно цареубийство, несколько антимонархических революций и уже больше столетия живущей при республиканском строе. Так что девизом монархии во Франции вполне могут быть слова: «Еще не все потеряно!».
Ссылка на историю http://zaist.ru/~gQiyy

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Книга-альбом «Святые покровители Земли Русской»

Книга-альбом
«Святые покровители
Земли Русской»



 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru