Забытые Истории

«Через три года я буду владыкой вселенной» (Наполеон и планы мирового господства)

RSS
«Через три года я буду владыкой вселенной» (Наполеон и планы мирового господства)
В 1809 году князь Волконский, вернувшийся из Парижа, куда он ездил по поручению Александра I, рассказал о любезном приеме, оказанном ему Наполеоном и, между прочим, поведал, как император разрезал за десертом яблоко и, протянув половину его князю, сказал, что мир, подобно этому яблоку, должен принадлежать Франции и России.

— Сначала он удовольствуется одной половиной яблока, а там придет охота взять и другую, — заметил Александр, выслушав Волконского.

Наполеону и в самом деле стало казаться, что он близок к всемирному владычеству. Огромная Французская империя своим северным крылом нависала над границами России, а южным бросала тень на Балканский полуостров. Князь Куракин писал Александру из Парижа: «От Пиренеев до Одера, от Зунда до Мессинского пролива всё сплошь — Франция».

В сознании собственного могущества Наполеон готов был распоряжаться уже не светскими тронами, а престолом самой Римской церкви.

Даже на вершине славы он так и не утолил ревнивой зависти к духовному всемогуществу религии: «Души людей священники берут себе, а мне оставляют трупы». Всегда стремился подчеркнуть самодостаточность своей власти: при короновании нетерпеливо вырвал императорский венец из рук папы и сам возложил на себя. При случае с завистью заметил Александру I: «Вы одновременно император и папа — это очень удобно». (Император Павел I в день своей коронации 5 апреля 1797 г. огласил «Акт о наследовании Всероссийского Императорского Престола», где российский император был провозглашен главой Православной Церкви.) Впрочем, неосторожные попытки обожествления Наполеон резко обрывал. «Прошу меня не сравнивать с Богом. Подобные выражения так странны и неуважительны ко мне, что я хочу верить, что вы не думали о том, что писали», — заявил он морскому министру адмиралу Декре в ответ на его льстивое уподобление. И все же думал об этом без иронии: просто как о нереальном деле. В день своей коронации пожаловался: «Я пришел в мир слишком поздно: теперь уже нельзя сделать ничего великого. Конечно, моя карьера блестяща, мой путь прекрасен. Но какое же сравнение с древностью! Там Александр, покорив Азию, объявляет себя сыном Юпитера, и, за исключением матери его, Олимпии, которая знает, в чем дело, да Аристотеля, да нескольких афинских педантов, весь Восток верит ему. Ну а если бы я вздумал себя объявить сыном Бога-Отца и назначить благодарственное богослужение по этому поводу, то не нашлось бы такой рыбной торговки в Париже, которая не освистала бы меня. Нет, в настоящее время народы слишком цивилизованны: нельзя ничего сделать!»

Его разногласия с папой Пием VII начались по вполне мирскому поводу. В письме от 7 января 1806 года, в котором Наполеон называл себя «покровителем Святого престола», он предписывал папе присоединиться к континентальной блокаде и закрыть гавани Папской области для английских кораблей. Пий VII отвечал, что предпочел бы держать в этом вопросе нейтралитет. Однако это не устраивало Наполеона. По его приказу в феврале 1808 года французские войска заняли Рим, а 17 мая 1809 года появился декрет Наполеона, объявлявший, что Рим и все владения папы отныне присоединяются к Французской империи. Таким образом светская власть папы над Церковной областью упразднялась.

В день, когда этот декрет вступил в силу (10 июня), Пий VII отлучил Наполеона от Церкви. В ответ на это, по приказанию французского императора, жандармский отряд генерала Раде захватил Рим и увез папу сначала во Флоренцию, оттуда в Турин, затем в Гренобль и, наконец, в Савону. Над ним установили строгий надзор. Терпеливо перенося скудость окружавшей его обстановки, Пий VII проводил большую часть времени в молитве. Несколько раз он решительно отвергал назойливые предложения поселиться в Париже, в архиепископском дворце, с ежегодным содержанием в два миллиона франков, говоря, что не примет ничего от человека, который беззаконно захватил владения Церкви. Единственной льготой, которой пожелал воспользоваться гордый старец, было позволение беспрепятственно покидать свои комнаты для того, чтобы служить обедню в расположенной рядом часовне.

Наполеон во всеуслышание заявлял, что не посягает на духовную власть папы. Однако позднее, на святой Елене, он признался в своих тайных замыслах: «Я надеялся управлять папою, и тогда какое влияние, какой рычаг для власти над миром! Я вознес бы папу безмерно... окружил бы его таким почетом и пышностью, что он перестал бы жалеть о мирском; я сделал бы из него идола; он жил бы рядом со мной. Водворение римской курии в Париже имело бы важные последствия... Париж сделался бы столицей христианского мира, и я управлял бы религиозным миром так же, как и миром политическим… Мои соборы были бы представителями христианства, а папа был бы на них только председательствующим».

«Бог сделал императора наместником Своего могущества и образом Своим на земле», — в конце концов провозгласит Наполеон свою доктрину. Отныне Святой престол — это императорский трон.

В ссылке на острове святой Елене он не раз возвращался к своим неосуществленным замыслам:
«Мое честолюбие?.. О да, оно, может быть, величайшее и высочайшее, какое когда-либо существовало! Оно заключалось в том, чтобы утвердить и освятить, наконец, царство разума — полное проявление и совершенное торжество человеческих сил».
«Я хотел всемирного владычества, и кто на моем месте не захотел бы его? Мир звал меня к власти. Государи и подданные сами устремлялись наперерыв под мой скипетр».
«Я мог быть только коронованным Вашингтоном, в сонме побежденных царей... Но этого нельзя было достигнуть иначе как через всемирную диктатуру; я к ней и шел. В чем же мое преступление?».
«Одной из моих величайших мыслей было собирание, соединение народов, географически единых, но разъединенных, раздробленных революциями и политикой... Я хотел сделать из каждого одно национальное тело».
«Как было бы прекрасно в таком шествии народов вступить в потомство, в благословение веков! Только тогда, после такого первого упрощенья, можно бы отдаться прекрасной мечте цивилизации: всюду единство законов, нравственных начал, мнений, чувств, мыслей и вещественных польз». — «Общеевропейский кодекс, общеевропейский суд; одна монета, один вес, одна мера, один закон».  «Все реки судоходны для всех; все моря свободны».  «Вся Европа — одна семья, так чтобы всякий европеец, путешествуя по ней, был бы везде дома». — «Тогда-то, может быть, при свете всемирного просвещения, можно бы подумать об американском Конгрессе или греческих Амфиктиониях1 для великой европейской семьи, и какие бы открылись горизонты силы, славы, счастья, благоденствия!»

А затем — всемирное господство: «Этот длинный путь есть в конце концов путь в Индию... С крайнего конца Европы мне нужно зайти в тыл Азии, чтобы настигнуть Англию... Это предприятие, конечно, гигантское, но возможное в XIX веке».

Под влиянием этих мыслей Наполеон в 1811 году обронил, обращаясь к одному из своих генералов:
— Через три года я буду владыкой вселенной.
Вера в удачу перевесила все доводы разума. Передают следующий эпизод. Однажды, в декабре 1811 года, кардинал Феш, дядя Наполеона, горячо убеждал племянника остановиться и больше не гневить Бога и людей. Наполеон слушал его молча; потом взял его за руку и вывел на балкон.
— Посмотрите на небо. Что вы там видите? — сказал Наполеон.
— Ничего не вижу, государь, — ответил Феш.
— Хорошенько смотрите. Видите?
— Нет, не вижу.
— Ну так молчите и слушайтесь меня. Я вижу мою Звезду: она меня ведет!

В холодном декабрьском небе он снова видел лучезарное солнце Аустерлица, не зная, что уже в следующем году оно обернется багровым солнцем Бородина и Березины.

На пути к мировому господству стояло всего одно препятствие — Россия. «Мне надо было победить в Москве». — «Без этого пожара (Москвы) я бы достиг всего».


1Амфиктиония (греч. Amphlktionía, от amphiktíones — жители окружающих областей) — религиозно-политический союз племён и городов в Древней Греции, имевший целью совместное отправление культа в общем святилище, охрану и распоряжение его казной и разрешение мирным путём возникавших между его членами конфликтов. >назад
Ссылка на историю http://zaist.ru/~em6Z8

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Мой новый проект
"Карлик Петра ВЕЛИКОГО"


 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru