Забытые Истории

Царевич Иван, или был ли Иван Грозный сыноубийцей?

RSS
Царевич Иван, или был ли Иван Грозный сыноубийцей?
Кто не знает картину И.Репина «Иван Грозный убивает своего сына»? По своей художественной выразительности это безусловно, одно из ярчайших полотен мировой живописи: кажется, будто оно написано с натуры. И тем не менее вопрос о том, был ли грозный царь сыноубийцей, отнюдь не принадлежит к числу окончательно решенных.

Отношения Грозного со старшим сыном, царевичем Иваном, всегда были сложными. Царь, без сомнения, любил его и, видя в нем достойного наследника, заботился о его воспитании и образовании. Но, как настоящий домостроевский глава семьи, Грозный деспотически вмешивался в жизнь своего сына, чем основательно искалечил ее. Желая приобщить царевича к государственным делам и привить ему свое понимание самодержавия, он заставлял юношу принимать участие в опричных расправах и разделять его образ жизни. Картины жестокости и кровопролития разрушающе действовали на психику царевича, который уже в молодые годы приходил в неистовое возбуждение от вида крови. По свидетельству Шлихтинга, имевшего возможность наблюдать своими глазами нравы царского двора, «когда он проходит мимо трупов убитых или снятых с шеи голов, то яв ляет дух, жаждущий еще большей кары, скрежещет зубами, наподобие собаки, ругается над трупами, поносит их, а также протыкает и бьет палкой всех их, укоряя убитых за неверность в отношении к его отцу, великому князю Московскому. А коль скоро насытит он глаза жестокостью, то в конце концов возвращается к отцу».

Казни, которые для Грозного явились результатом его жизненных отношений, завершением целого периода становления его xapaктера и которые порой вызывали в нем покаянные раздумья, для царевича Ивана были простой данностью, ничем не обусловленной и потому не подлежащей осмыслению и моральной оценке.

Кроме того, царь бесцеремонно вторгался в личную жизнь своего сына, женя и разводя его по собственному усмотpeнию. Царевич Иван был женат трижды: первым браком на Евдокии Сабуровой, вторым на Параскеве Соловой и тpeтьим на Елене Шереметевой. Первая и вторая жены были по приказанию царя пострижены в монахини. В семейной жизни старшего сына Грозный учинил такой же бедлам, как и в своей собственной.

Разделяя жестокосердие и безнравственность отца, цaревич Иван разделял вместе с тем и его литературные вкусы. Он был образован, начитан и сам пробовал свои силы в литературе. Им написано «Покаянное житие свя того Антония Сийского», а также служба и похвальное ему слово. Служба предваряется словами: «Писано бысть сие многогрешным Иваном Русином, родом от племени Варяжска, колена Августова, кесаря Римского, в лето 7087» . Как видно, царевич был не чужд как родословного высокомерия, так и иронической самоуничижительности своего отца.

В отношения Грозного с сыном роковым образом вмешивалась политика. Царевич Иван был окружен pодственниками его матери, боярами Захарьиными, которые давно утратили доверие и расположение царя, но сохраняли влияние на его старшего сына. Грозный боялся, как бы Захарьины не впугали царевича в придворные распри. Эти подозрения зашли так далеко, что в 1570 году, во время приезда в Москву датского королевича Магнуса, царь официально заявил о возможном лишении своего старшего сына прав на престол. Присутствовавший при этом датский посол сообщает, что Грозный обратился к Магнусу со следующей речью: «Любезный брат, ввиду доверия, питаемого ко мне вами и немецким народом, и преданности моей последнему (ибо сам я немецкого происхождения и саксонской крови), несмотря на то, что я имею двух сыновей  одного семнадцати, другого тринадцати лет,  ваша светлость, когда меня не станет, будет моим наследником и государем моей страны, и я так искореню и принижу моих неверных подданных, что попру их ногами».

Из последних слов царя очевидно, что вся речь имела целью лишь напугать «неверных подданных», однако эти опрометчивые заявления, сделанные при боярах и послах, вызвали сильное раздражение у царевича и его окружения. Семнадцатилетний Иван уже обладал нравом не менее кругым, чем у его отца. Шлихтинг засвидетельствовал, что «между отцом и старшим сыном возникло величайшее разногласие и разрыв, и многие пользующиеся авторитетом знатные люди с благосклонностью относятся к отцу, а многие  к сыну ... ».

Хотя после этого царь уже больше никогда не ставил под сомнение права старшего царевича на престол, раздоры в царской семье возникали и позднее. Переговоры об отъезде царя в Англию только подливали масла в огонь.

В последние годы Ливонской войны отношения между отцом и сыном чрезвычайно обострились. Польские лазугчи ки доносили, что царь не может «полностью положиться на тех, кто его окружает: даже сыновья с отцом в нecoгласии». Болезнь Грозного в 1579 году вызвала у многих надежду на скорую кончину царя. Взоры бояр обратились к наследнику, и это не могло не вызвать у Грозного мучительных подозрений в его верности. Современники отмеччали, что царевич Иван пользовался любовью в народе и земщине. По словам английского дипломата и коммерсанта Джерома Горсея, царь имел причины «нeгoдoвать на царевича за его влияние и за слишком хорошее мнение о нем народа». Царевич ничем не заслужил подобной любви; основную роль здесь играли обычные ожидания людей на перемены к лучшему при смене власти.

***
В ноябре 1581 года противостояние отца и сына нaшло свое трагическое разрешение. Об этом происшествии мы имеем противоречивые показания. Версия об убийстве возникла сразу же. Согласно ливонскому историку Гейденштейну, некоторым польским aвторам и скупым сведениям русских летописей, вторжение армии Стефана Батория в московские земли вызвало новые разногласия в царской семье. Царевич Иван, исполненный «мужественной крепости», настаивал на оказании немедленной помощи Пскову всеми имеющимися силами и выражал желание самому возглавить полки  «люто на тех варваров дышал огнем своей ярости». В горячности он даже попрекнул царя трусостью; Грозный вскипел и нанес роковой удар.

Однако вряд ли разногласия в военных вопросах могли послужить причиной для столь бурной вспышки ярости со стороны царя. Примерно за месяц до гибели царевича пленные русские сообщали полякам, что в Гдове ждут сына московского государя с большим войском, которое должно напасть на королевский лагерь под Псковом. Следовательно, подобные планы спокойно обсуждались в Москве задолго до смерти царевича и доходили до полков в виде уже существующих распоряжений. Чтобы поднять руку на сына, Грозному нужна была куда более глубокая, личная причина.

Папский посол Антонио Поссевино излагает другую версию, записанную им по горячим следам, спустя месяца три после несчастья. Oднажды Грозный застал жену сына, Елену Шереметеву, лежащей на скамье в одной исподней рубашке. Приличия того времени требовали, чтобы на женщине было надето три рубахи. Царь в гневе ударил свою невестку в щеку, а затем, распалившись, еще и прибил посохом. Царевич, вбе жавший в комнату на шум, вступился за беременную жену. «Ты без всякой причины отправил в монастырь моих первых жен,  бросил он в лицо отцу,  а теперь ты тpeтью бьешь, чтобы погиб сын, которого она носит в чреве» (Елена и в самом деле в следующую ночь выкинула). В ответ на эти слова Грозный начал избивать сына и при этом нанес ему рану в голову, почти в висок, отчего тот вскоре и умер.
Эта история не лишена определенной психологической убедительности. Дело в том, что Елена была родной племянницей того самого воеводы Федора Шереметева, который в числе других полоцких воевод переметнулся к Баторию. Для Грозного терпеть ее в своей семье было все равно что пригреть змею на груди, в его глазах вместе с ней в царский дом вползла боярская измена. Беременность Елены, однако, мешала царю развести ее с сыном, и в тот ноябрьский день Грозный выместил на невестке свою злобу. В таком случае понятно, чем царевич Иван заслужил побои, - он вступился за «изменницу».

Однако нельзя исключать, что современники, связав полученные царевичем побои с его смертью, нарушили известный принцип «после того не значит по причине того». Известно множество примеров того, как легко современники извращали поступки Грозного. Возможно, и здесь мы имеем дело с подобным случаем. Скажем, злополучный посох фигурирует далеко не у всех авторов, писавших о трагедии в Александровской слободе. Горсей первоначально записал, что царь дал своему сыну «пощечину», и лишь в поздней редакции «Записок» привел другую версию: Грозный «метнул в него посохом», из-за чего сын заболел горячкой и через три дня умер. Секретарь Стефана Батория Гейденштейн передает, что царевич то ли от удара посоха, то ли от сильного душевного потрясения впал в падучую болезнь, перешедшую затем в лихорадку, которая и послужила причиной смерти. А голландец Исаак Масса слышал позднее в Москве совершенно мирное объяснение тех событий: при возвращении с богомолья в Троице-Сергиеву лавру царевич простудился и, прохворав две недели, скончался на руках у отца в Александровской слободе; жена его добровольно ушла в монастырь.

Достоверность версии об убийстве подрывает также разнобой в показаниях относительно времени, прошедшего со дня стычки с царем до смерти царевича. Горсей пишет о трех днях, Поссевино о пяти, хотя в действительности царевич болел одиннадцать дней  с 9 по 19 ноября.

Русские летописи либо вовсе молчат об обстоятельствах дела, либо повествуют о них весьма туманно, oграничиваясь замечанием, что царевича «не стало». Дьяк Иван Тимофеев, автор «Временника», упоминает, что, по словам некоторых, царевич погиб «от рукобиения бо отча» при попытке удержать царя откакого-то «неподобства», и только «Псковский летописец», воспроизводя польскую версию, прямо говорит, что царь убил сына посохом: «остнем поколол, что учал ему говорити о выручении града Пскова». 

Единственный очевидец происшедшего  сам Грозный — описывает несчастье, приключившееся с сыном, в неопределенных выражениях. Руководители земщины, уехавшие в Москву, получили от него следующую грамоту: «От Beликого князя Ивана Васильевича всея Руси боярину нашему Никите Романовичу Юрьеву да дьяку нашему Андрею Щелкалову. Которого вы дня от нас поехали и того дни Иван сын разнемогся и нынче конечно болен (то есть находится при смерти.  С. Ц.)... »

Как видим, царь ни словом не обмолвился о полученной царевичем ране. Haпротив, его слова подтверждают вышеприведенные известия о том, что причиной смерти старшего сына была какая-то опасная болезнь, видимо горячка. В какой мере гибели царевича способствовали полученные им побои, если таковые действительно имели место, навсегда останется неизвестным. Исследование его останков, покоящихся в Mосковском Архангельском соборе, показало, что кости черепа подверглись почти полному разрушению от времени, в связи с чем объективно подтвердить у него черепную тpaвму не представляется возможным; однако следов крови на его волосах обнаружено не было. Во всяком случае, Грозный никогда не каялся в убийстве сына, а лишь молился за упокой его души.

Так что, взвешивая все обстоятельства дела, приходится признать: наше всенародное убеждение в том, что Грозный является сыноубийцей проистекает всего лишь из нашей привычки вешать на грозного царя всех собак без разбора.
Ссылка на историю http://zaist.ru/~phIQt

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Мой новый проект
"Карлик Петра ВЕЛИКОГО"


 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru