Забытые Истории

Наследство Николая Шмидта, или Узы Гименея на службе революции

RSS
Наследство Николая Шмидта, или Узы Гименея на службе революции
Ленин никогда не был особенно щепетилен в денежных вопросах. В первые же годы после образования РСДРП (б) он пустился во все тяжкие, превратив большевистскую партию в шайку беспринципных уголовников, за которыми числилось множество тяжких преступлений — от подделывания денег до вооружённых ограблений (знаменитые большевистские "эксы")… Впрочем, тут он имел массу предшественников, причем весьма именитых. Но вот один придуманный им способ пополнения партийной кассы был не так тривиален, хотя и не менее омерзителен. Речь идет о присвоении чужого наследства путем вступления в брак.

Пролог

Итак, познакомимся с первым фигурантом этой некрасивой истории.

Николай Павлович Шмидт по линии матери был членом династии богатейших промышленников Морозовых. Отца он потерял рано и в 1904 году, по достижении совершеннолетия (21 год по тогдашним российским законам), вступил в права наследования, став владельцем лучшей в России мебельной фабрики на Пресне.

Руководить юношей по жизни взялся его двоюродный дядя Савва Тимофеевич Морозов, в последние годы жизни благоволивший большевикам. Под его влиянием Шмидт сократил рабочий день на своей фабрике с 11 до 9 часов, оформил на работу несколько большевистских пропагандистов, познакомился с видными московскими большевиками — Н.Бауманом и др., пожертвовал крупную сумму на издание горьковской газеты «Новая жизнь», а после начала декабрьского вооруженного восстания в Москве выдал на покупку оружия для рабочих 20.000 рублей (стоимость импортного бельгийского револьвера составляла 30-32 рубля, тульский «наган» стоил 22 рубля 60 копеек, охотничья «берданка» находилась в свободной продаже по 3 рубля).

Фабрика Шмидта сделалась бастионом сопротивления так называемых «шмитовских дружин», состоявших из местных рабочих(они составляли пятую часть восставших), и в ходе боев с правительственными войсками была практически полностью разрушена артиллерией. Её хозяина, входившего в штаб восстания, арестовали вместе с уцелевшими боевиками.


Правительственные войска на руинах фабрики Шмидта

В тюрьме жандармы легко «раскололи» неопытного «революционера» с неустойчивой психикой (по мнению психиатра В.П.Сербского, Шмидт страдал редкой разновидностью паранойи). Шмидт назвал «адреса, пароли, явки», выдав весь круг лиц, причастных к получению от него денег, закупкам оружия и участию в беспорядках.


Н.П.Шмидт под арестом

Но как только Шмидт понял, что из него сделали предателя, то погрузился в мрачное раскаяние, перешедшее в глубокую депрессию. В конце 1906 года в виду явных признаков психического расстройства Шмидта перевели в тюремную больницу. Шли переговоры о его освобождении на поруки семьи, как вдруг 13 февраля 1907 года, за день до назначенного срока, он погиб. Согласно официальной версии, разбил окно и осколком стекла перерезал себе горло — слишком экзотический способ самоубийства, чтобы в него поверить.
Большевистская печать утверждала, что Шмидта убили уголовники по приказанию Охранки. Однако в последние годы многие историки придерживаются версии о его устранении самими большевиками.

Дело в том, что незадолго перед смертью, в беседе со своими сёстрами и наследницами, Екатериной и Елизаветой, Шмидт выразил намерение, в знак искупления своей вины, передать все своё состояние в партийную кассу РСДРП (б), после чего участь его была решена.

Как бы то ни было, с этого момента начинается многоходовая ленинская комбинация по выуживанию денег Шмидта у его законных наследников.

Исполнители

Среди лиц, вхожих в дом Шмидта, были два большевика — Виктор Константинович Таратута и Николай Адамович Андриканис.
Первый, несмотря на свою молодость, – в 1907 году ему исполнилось 25 лет — уже представлял собой довольно колоритную фигуру в большевистском движении.


В.К.Таратута


Будучи доверенным лицом Ленина, он ведал партийной кассой Московского Комитета большевиков. Весной 1907 года на партийном съезде в Лондоне, Ленин ходатайствовал о том, чтобы избрать его кандидатом в члены Центрального Комитета. В России Таратута находился на нелегальном положении, поскольку с 1906 года числился бежавшим из ссылки.

31-летний Андриканис был преуспевающим адвокатом, помощником присяжного поверенного и по совместительству членом большевистской организации Москвы.

Именно они были выбраны Лениным на роль людей, которые должны были склонить сестёр Шмидта к тому, чтобы устное завещание их брата было выполнено как можно точнее.

Операция «Брат»

Однако между деньгами Шмидта и Лениным имелось еще одно препятствие — 18-летний брат Шмидта, Алексей.

Впрочем, отстранить от наследства мальчишку не составило труда. По рассказу социал-демократа С.П. Шестернина, причастного к вывозу денег Шмидта за границу, дело происходило следующим образом. Весной 1907 года в Выборге состоялась встреча представителей Большевистского центра (Ленина, Красина и Таратуты) с Алексеем Шмидтом и его адвокатами. Большевистскую троицу сопровождало несколько боевиков. Тон переговорам задал Таратута, «резким металлическим голосом» заявивший, что устранит всякого, кто будет мешать получению денег. Ленин «дернул Таратуту за рукав», а среди петербургских адвокатов молодого Шмидта «произошло какое-то замешательство». Связываться с людьми, недавно устроившими кровавую баню в Москве, никто не захотел. Через несколько дней после этой встречи адвокаты официально оформили отказ Алексея Шмидта от его прав на наследство в пользу сестер.

Операция «Младшая сестра»

Вероятно, молодые большевики, приударившие за сёстрами Шмидта, представлялись им романтическими рыцарями «плаща и кинжала», отважными «борцами за счастье трудового народа», гонимыми пророками новой «социальной религии» — марксизма. Во всяком случае, девушки легко сдались на их ухаживания. В случае с Елизаветой дело облегчалось тем, что она состояла в РСДРП с 1905 года и в свои 20 лет была уже "партийцем со стажем".

Правда, и тут возникла небольшая заминка. Елизавета зажила с Таратутой одной семьей, как муж и жена, и была согласна передать в его распоряжение все свои средства. Но в виду своего несовершеннолетия она не могла распоряжаться ни принадлежащим ей семейным имуществом, ни доставшимся от брата наследством, а Таратута, живущий на нелегальном положении под чужими фамилиями, не мог вступить с ней в законный брак и в качестве мужа распоряжаться её деньгами.

Тогда «любящий муж» уговорил Елизавету заключить фиктивный брак с членом боевой организации ЦК большевиков Александром Игнатьевым, сохранившим легальность. Юная особа, не задумываясь, принесла эту «жертву на алтарь русской революции», что уладило все формальности для дальнейшей передачи её доли наследства в партийную кассу.

Операция «Старшая сестра»

С 23-летней Екатериной поначалу всё складывалось как нельзя более гладко. По-видимому, между ней и Андриканисом даже возникло искреннее чувство. Молодые люди сочетались законным браком. Андриканис в качестве члена семьи и адвоката должен был следить за реализацией имущества Шмидта, в чьём наследстве были значительные пакеты паев мануфактур Морозовых. Но произошло непредвиденное: уличённый в связях с большевиками, Андриканис был арестован и выслан за границу. Его супруга последовала за ним. Разлагающая парижская «атмосфера» подействовала на молодую чету в сторону «буржуазного перерождения». Андриканис и его жена вдруг подумали, что причитающейся им доли наследства Шмидта можно найти гораздо лучшее применение, чем спустить её на оплату счетов ленинской компании.

В Большевистском центре, на который уже осенью 1907 года полились живительные струи шмидтовских денег, метали громы и молнии. Рассвирепевший Таратута пригрозил Андриканису, что вызовет с Кавказа страшных боевиков Семена Тер-Петросяна, более известного под кличкой «Камо». Перетрусивший адвокат воззвал… к суду чести! Состоялись партийные слушания скандального дела. В изложении Каменева они выглядели так:
«Когда зашла речь о суде, Андриканис письменно заявил о своём выходе из партии и потребовал, чтобы в суде не было ни социал-демократов, ни бывших социал-демократов. Нам оставалось либо отказаться от всякой надежды получить что-либо, отказавшись от такого суда, либо согласиться на состав суда не из социал-демократов. Мы избрали последнее, оговорив только в виду конспиративного характера дела, что суд должен быть по составу «не правее беспартийных левых». По приговору этого суда мы получили максимум того, чего вообще суд мог добиться от Андриканиса. Суду пришлось считаться с размерами тех юридических гарантий, которые удалось получить от Андриканиса до суда. Всё-таки за Андриканисом осталась львиная доля имущества» (Каменев Л.Б. «Две партии»).

Цена вопроса

Сколько шмидтовских денег было перекачано в большевистскую кассу, точно не известно. По некоторым подсчётам, итоговая сумма составила не менее 280 тыс. рублей. Эпоха нищеты для Ленина осталась позади. Крупская в своих «Воспоминаниях» не случайно отметила: «В это время большевики получили прочную материальную базу».
Таков был стартовый капитал в игре на ликвидацию мирового капитала.

Послесловие

Как же относился Ильич к людям, готовым пожертвовать личной жизнью ради его благосостояния? Понятно, что для Андриканиса у него добрых слов не нашлось. Ну, а верный Таратута?

В. Войтинский в своих воспоминаниях пишет, что однажды большевик Рожнов в беседе с Лениным охарактеризовал Татратуту как прожжённого негодяя (некоторые члены РСДРП подозревали его в провокаторстве, впрочем неосновательно). Ленин ответил со смехом:
— Тем-то он и хорош, что ни перед чем не остановится. Вот вы, скажите прямо, могли бы за деньги пойти на содержание к богатой купчихе? Нет? И я не пошел бы, не мог бы себя пересилить. А Виктор пошел. Это человек незаменимый.

После Октябрьской революции незаменимый Таратута продолжил карьерное восхождение по финансово-хозяйственной части: с 1919 года управляющий делами ВСНХ СССР, в 1921—1924 годах председатель правления треста «Моссукно», с 1924 года председатель правления Банка для внешней торговли СССР. От своей "купчихи" он прижил троих детей: Нину (1908—1967), Николая (1915—1994) и Лидию (1917—1999).

А вот вернувшийся в Советскую Россию Андриканис карьеры не сделал - это выпало на долю его потомкам. Сыном Николая Андриканиса и Екатерины Шмидт был известный оператор и режиссёр Евгений Андриканис (1909—1993), а внучкой — народная артистка РСФСР Татьяна Андриканис (1938—2007), более известная под псевдонимом Лаврова.



Литература:
Вл. Войтинский. Годы побед и поражений.
Н.В. Вольский-Валентинов. Малоизвестный Ленин.
Фельштинский Ю. История революции в трудах революционеров.
Ссылка на историю http://zaist.ru/~HZN1G

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Книга-альбом «Святые покровители Земли Русской»

Книга-альбом
«Святые покровители
Земли Русской»



 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru