Забытые Истории

Не тот Мюллер

RSS
Не тот Мюллер
В начале сентября 1906 года русские газеты кратко сообщили об одном странном и трагическом происшествии.

ИНТЕРЛАКЕН, 20,VIII- 2,ХI. В гостинице Юнгфрау вчера в полдень за табль-д'отом русская дама, лет 22-х смертельно ранила несколькими выстрелами из револьвера Шарля Мюллера, парижского рантье, 73-х лет. Раненый скончался через час. Дама тот час же была арестована.
На следствии она показала, что ей было поручено убить бывшего министра Дурново, и отказалась от всяких дальнейших показаний.

«Русское Слово»,
3 сентября (21 августа) 1906 года





Смерть за табль-д'отом.
Рисунок из австрийской газеты «Wiener Bilder» 1906 г.


Через некоторое время «Русское слово» еще раз напомнило об этой истории:

ЛОЗАННА, 1(14), ХI. Полиция установила личность женщины, убившей в Интерлакене г. Мюллера, предъявив ее фотографию некоторым здешним коммерсантам, которые узнали в ней бывшую здешнюю студентку. Произведенным расследованием установлено, что она Татьяна Леонтьева уроженка Петербурга. Она летом 1903 г. и зимой 1903 и 1904 г. числилась студенткой медицинского факультета лозаннского университета. Сообщают, что Леонтьева уже год тому назад была замешана в одном политическом деле.

«Русское Слово»,
15 (02) сентября 1906 года



Татьяна Леонтьева. Фото из австрийской газеты «Wiener Bilder» 1906 г.

Подробнее дело изложено в воспоминаниях Александра Васильевича Герасимова (1861-1944) — начальника Петербургского Охранного отделения (1905-1909). (А. В. Герасимов. На лезвии с террористами. // «Охранка». Воспоминания руководителей политического сыска. Тт. 1 и 2. — М., Новое литературное обозрение, 2004).

Излагаю в вольном пересказе.

Татьяна Леонтьева, 20-летняя дочь якутского вице-губернатора, воспитанная в институте для благородных девиц, богатая и красивая девушка имела доступ к царскому двору, где ей предстояло назначение во фрейлины царицы. Но сердцем и умом она принадлежала к другому, темному миру — миру русского революционного подполья. Каким-то образом юная аристократка связалась с партией эсеров. ("Она участвовала в терроре... с радостным сознанием большой и светлой жертвы" — это уже из воспоминаний Бориса Савинкова). У нее созрел план совершить покушение на Николая II — проникнуть в роли продавщицы цветов на один из придворных балов, преподнести царю букет и в это время застрелить его из револьвера, спрятанного в цветах. Этот выстрел должен был служить ответом на Кровавое воскресенье 9 января 1905 года. Вероятно, ей удалось бы осуществить свой замысел, если бы, как раз под впечатлением от Кровавого воскресенья, не были прекращены всякие балы при дворе.

Вскоре ее арестовали по другому делу — о покушении на министра юстиции, тоже неудавшемся. После нескольких месяцев одиночного заключения в Петропавловской крепости она душевно заболела. Семье удалось добиться освобождения ее из тюрьмы для помещения в одну из швейцарских лечебниц.

Там Леонтьева тотчас возобновила революционные знакомства и обратилась в Боевую организацию партии социалистов-революционеров с просьбой дать ей вновь возможность принять участие в терроре. Руководитель Боевой организации Борис Савинков советовал ей сначала несколько отдохнуть и полечиться. Этот совет она восприняла крайне болезненно, считая его отклонением ее просьбы о работе в терроре. В жажде «террористического героического акта» она примкнула к другой революционной группе — социалистов-максималистов. С их нелегкой руки и разыгрался последний акт ее трагедии.

Леонтьева поселилась в Интерлакене в отеле Юнгфрау, где проживал в качестве курортного гостя 73-летний Шарль Мюллер, богатый рантье из Парижа. Она одевалась очень элегантно, свободно прогуливалась по салонам отеля и ежедневно ела за табльдотом, в одном зале с Мюллером. Наблюдая в течении нескольких дней Мюллера вблизи, 1-го сентября 1906 года она попросила накрыть для себя отдельный столик поблизости от старика. Во время обеда Леонтьева встала из-за своего стола, подошла вплотную к Мюллеру и сделала несколько выстрелов из браунинга в этого одинокого и ничего не предполагавшего старца. После первого выстрела он упал, остальные пули добрая девушка выпустила уже в хрипевшего, корчившегося на полу человека. Через несколько минут он был мертв.

Оказалось, что Татьяна Леонтьева ложно приняла Шарля Мюллера за бывшего русского министра внутренних дел Петра Николаевича Дурново. Старик Мюллер имел несчастье не только походить лицом на Дурново, но и носить то же имя, которым обычно пользовался Дурново в своих заграничных поездках.


П.Н.Дурново умер естественной смертью (1915). Пятеро из восьми его преемников были убиты, —
либо находясь в должности, либо после отставки, в ходе красного террора. 


В марте 1907 года Татьяна Леонтьева предстала перед Тунским судом. Несмотря на то, что судьи и общественное мнение Швейцарии были настроены против нее, приговор суда был более чем гуманным: четыре года одиночного заключения.

Предоставим слово снова русской прессе.



«Утро России» 19 (06) августа 1910 года:

Из Берна телеграфируют: Срок наказания Татьяны Леонтьевой заканчивается 28 сентября. В силу приговора, по отбытии наказания она должна быть выслана за пределы Швейцарии, но правительство решило, в виду ее болезни, оставить ее в том же доме для умалишенных, в котором она находится теперь. Родители ее, живущие в Берне обязались платить за ее содержание.

В тюрьме у Леонтьевой возобновилось психическое расстройство, на этот раз она заболела тяжело, была опять отдана родителям и скоро умерла.

Использованы материалы сайта "Газетные старости"
Ссылка на историю http://zaist.ru/~Q7tgC

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Мой новый проект
"Карлик Петра ВЕЛИКОГО"


 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru