Забытые Истории

Военный разгром Турции зимой 1915/16 гг.

RSS
Военный разгром Турции зимой 1915/16 гг.
Эрзерумская и Трапезундская операции

1916 год ознаменовался переходом Великой войны в новую фазу: битву на истощение. На Западном фронте началось «перемалывание дивизий» под Верденом и на Сомме, ставшее для «потерянного поколения» европейцев символом бессмысленности войны.

А вот на Восточном фронте дела обстояли иначе. 1916 год стал для русской армии годом блистательных побед, особенно неожиданных для всех — союзников и противников — на фоне прошлогоднего отступления. Боевой порыв русских полков едва не привел к обрушению сразу двух фронтов — Кавказского (русско-турецкого) и Австро-Венгерского, — результат, которого ни разу не удалось добиться полководцам на Западном фронте.

На исходе второго года войны правительства и армейское командование государств антигерманского блока, наконец, осознали главную причину своих неуспехов: Антанты как единого и организованного целого фактически не существовало. Разобщенность союзных армий позволяла Германии сравнительно легко отражать нападения и наносить разящие удары поочередно каждому из своих противников, искусно используя внутренние линии сообщения. Обескураживающий провал всех военных планов вынудил союзников в начале декабря 1915 года вновь собрать в Шантильи конференцию военных представителей от всех стран Антанты для того, чтобы выработать общую стратегию.

По сути, конкретный план действий имелся только у России. Русское командование устами своего представителя — генерала Жилинского — предлагало союзникам сосредоточить усилия на южном театре военных действий, предприняв одновременное наступление против Австро-Венгрии и Болгарии силами армий Юго-Западного фронта, англо-французского экспедиционного корпуса, занимающего Салоникский плацдарм, и итальянской армии, действующей в районе Изонцо. По мнению Ставки, успех этой операции привел бы к разгрому союзников Германии и выступлению Греции и Румынии на стороне Антанты.

Предложение России шло вразрез с видами на кампанию будущего года французского главнокомандующего генерала Жоффра, который претендовал на руководящую роль в операциях коалиционных армий, хотя и не имел на это никаких формальных полномочий. По его убеждению, искать решения следовало на главных фронтах (русском, англо-французском и итальянском), не распыляя силы на второстепенные театры войны.

В итоге стороны договорились о проведении согласованного наступления союзных армий на Западном, Восточном и Итальянском фронтах. До его начала рекомендовалось истощать силы противника подготовительными атаками. Впрочем, никакие детали предстоящих операций не были проработаны, как не был оговорен и точный срок начала наступления (русской армии необходимо было время, чтобы оправиться от летне-осенних потрясений, а британцам требовался не один месяц, чтобы перебросить на континент сформированные дивизии ). Учитывая печальный опыт прошедшей кампании, представители Антанты договорились также о том, что если одна из союзных армий окажется в беде, то остальные постараются энергичными действиями оттянуть на себя неприятельские войска.

Выработанный и подписанный сторонами документ вряд ли можно было назвать стратегическим планом кампании 1916 года. Скорее, это было соглашение о намерениях.

***
Вопреки желанию Жоффра главные события зимы 1915−16 гг. происходили на удаленных от Европы театрах военных действий.

Скажем несколько слов о событиях, предшествовавших зимней кампании русской армии на Кавказском фронте.

Летом 1915 года далеко на востоке — в Персии и Афганистане — обнаружились явные признаки того, что местные элиты собираются выступить на стороне Центральных держав. Военный атташе Германии генерал граф Каниц прочно обосновался в древней персидской столице Исфагане, откуда пытался возжечь огонь мусульманского «джихада» против «русско-английских завоевателей» по всей Передней Азии. «У порабощенных народов, — говорилось в немецких прокламациях, распространяемых по стране, — есть один друг — народ германский… у Ислама защитник перед Аллахом пророк, а на грешной земле — германский император!» Германские, шведские и турецкие военные инструкторы формировали отряды жандармов и наемников, снабжая их оружием, доставленным из турецкой Месопотамии.

Стремясь предотвратить новую угрозу своему господству на Востоке, Лондон в начале июля настоял на отправке в Персию русского экспедиционного корпуса генерала Баратова численностью 14 000 штыков и сабель (Кавказская кавалерийская дивизия, 1-я Кавказская казачья дивизии и три батальона пехоты) при 38 орудиях. Командование Кавказским фронтом поставило перед ним задачу «до объявления войны Персией России поднять престиж русского имени, а с момента объявления войны занять Тегеран с целью закрепления политического положения России в Персии».

В конце ноября конные отряды Баратова стремительным ударом разметали стоявшие перед ним банды турецко-германских наемников и заняли Хамадан и Кум, а затем вступили в Тегеран. «Мирная жизнь персидского населения, нарушенная боевыми действиями, вошла в свою колею», — говорилось в приказе по войскам, изданном Баратовым накануне Рождества. Персидский правитель Султан-Ахмед-шах велел устроить в честь русских гостей иллюминацию и пышные торжества, а при личной встрече в изысканных выражениях поблагодарил Баратова за «образцовое поведение русских войск и дружелюбное отношение к населению».

Pervaya_Armyanskaya_Drujina_1_battalion_1914
Экспедиционный корпус генерала Баратова в Персии

В то же время англичане попытались развить наступление в Месопотамии, стремясь захватить в свои руки нефтяные поля близ Персидского залива. Английский генерал Чарльз Таунсенд, продвигаясь вверх по Тигру, 23 ноября 1915 года подошел к Багдаду, но здесь потерпел неудачу и отошел к Кут-Эль-Амаре, где был обложен турками, под руководством германского генерала Кольмара фон дер Гольца.

Таково было положение дел к исходу 1915 года, когда наша Кавказская армия перешла в наступление сразу на персидском и турецком фронтах. Эта широкомасштабная операция имела целью отвлечь силы турок от англичан, попавших в трудное положение на Тигре.

В конце 1915−начале 1916 года Кавказский конный корпус генерала Баратова, усиленный подкреплениями, двинулся в направлении на Исфаган и после жестоких боев на перевале Асса-абад взял Керманшах — последний оплот немецкой агентуры в Персии. Граф Каниц, руководивший его обороной, застрелился, ибо незадолго перед тем поклялся своему начальству, что город устоит.

Между тем основные силы Кавказской армии во главе с генералом Юденичем на исходе 1915 года начали Эрзерумскую операцию. Ее прологом стал прорыв укрепленных позиций турок у Кепри-кея, увенчавшийся блестящим успехом. Оборона противника была смята, деморализованные турки, потеряв больше 25 000 человек убитыми и 7000 пленными, отступили к Эрзеруму. Главнокомандующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич 15 января сообщил в Ставку, что «...итоги операции, начатой с 28 декабря 1915 г., намного превысили ту цель, с которой эта операция была предпринята. Достигнутый результат был такого свойства, что вызвал необходимость… продолжать операцию с целью окончательного разгрома турецкой армии, соединив ее со взятием Эрзерума... Несмотря на серьезность предстоявших подготовительных мероприятий, невозможно было откладывать на продолжительное время штурм крепости, чтобы не позволить 3-й турецкой армии устроиться за укреплениями Эрзерума и пополниться» .

Эрзерумская крепость, находившаяся на перекрестье важных дорог приблизительно в 100 км от русской границы, была главным оплотом всех наступательных действий турок в Закавказье. Подступы к ней защищали две линии фортов, стоявших на отрогах горного хребта Деве-Бойну. Общая протяженность эрзерумских оборонительных позиций составляла 40 км. В распоряжении многочисленного гарнизона имелось более 1000 орудий (правда, 300 из них были устаревшими образцами).

Взять Эрзерум с хода было невозможно, и русское командование приступило к детальной подготовке к штурму. Утопая по пояс в снегу, ударные части русской армии карабкались на обледенелые скалы, чтобы занять исходные позиции. Войскам была выдана теплая одежда, валенки, маскхалаты и солнцезащитные очки, необходимые для ведения боя в высокогорных районах. При сборе разведданных особо отличилась авиация, давшая ценные сведения о характере турецких укреплений. Было решено вести атаку по всему фронту, но главный удар нанести по левому (северному) флангу турок, где русские войска опирались на захваченный в предыдущих боях горный массив Карга-базар.

Днем 11 февраля русская артиллерия приступила к бомбардировке турецких позиций, а в восемь часов вечера, в 30-градусный мороз, начался общий штурм. Генерал Юденич рассчитывал, что ночная темнота ослабит сопротивление противника и позволит избежать лишних потерь. Эти надежды не оправдались — русские штурмовые отряды повсеместно встретили ожесточенное сопротивление. Наиболее кровавые бои происходили за форт Делан-гез, захваченный 153-м Бакинским полком под началом полковника Даниель-бека Пирумова. Пытаясь отбить потерянное укрепление, турки на следующий день предприняли восемь бешеных контратак. Пять из них были отбиты ружейно-пулеметным огнем, шестую и седьмую пришлось отражать штыками и гранатами, причем в рукопашной участвовали даже раненые бойцы. На исходе дня из 1400 солдат и офицеров героического Бакинского полка в строю оставалось лишь 300, по большей части легкораненые. Восьмая атака грозила стать последней для защитников крепости, но, к счастью, неизвестный герой сумел в сумерках доставить на ослах боеприпасы, которые позволили отряду Пирумова продержаться до прихода подкреплений.

В тот же день пали еще несколько фортов, в том числе сильнейший — Тафта. К концу третьего дня наступления северная штурмовая группировка русских войск вышла в Эрзерумскую долину, создав угрозу тылам противника. Вскоре рухнул турецкий центр, а за ним и правый фланг. Запаниковавшие турки бежали, бросив оставшиеся форты и укрепления. На рассвете 16 февраля передовые русские части без боя вошли в Эрзерум. Преследование отступающего противника продолжалось еще несколько дней, несмотря на метель и стужу.


Турецкие знамена, захваченные в ходе Эрзерумской операции

Боевой дух турок был полностью сломлен. По свидетельству начальника штаба 3-й турецкой армии германского майора Гузе, «морально она была так же потрясена, как и после неудачи под Сарыкамышем». И не только морально. В ходе Эрзерумской операции она фактически была вторично (после Саракамышской операции конца 1914 г.) уничтожена, потеряв более половины своего изначального состава: 66 000 человек, в том числе 13 000 пленными, и почти всю артиллерию. Русские потери на штурме составили 8500 убитых и раненых, 6000 обмороженных (примерно 10% численности армии).

Овладение несокрушимой турецкой твердыней выдвинуло Юденича в ряд выдающихся полководцев Великой войны. Его воинское искусство получило высокую оценку современников, и было отмечено высокой наградой — орденом Святого Георгия 2-ой степени.

Победа в Эрзерумской операции открыла перед русскими войсками восточные ворота Османской империи. И однако, по заключению майора Гузе, «туркам при всем том все же повезло, так как если бы эта катастрофа произошла в июне 1915 г., когда англичане и французы, высадившиеся на Галлипольском полуострове, угрожали Дарданеллам, а армяне восстали на передовом театре, то она могла бы оказать решающее влияние на исход войны. Теперь же, благодаря уходу англичан из Дарданелл, у турецкого командования освободились там силы, и оно отправило на Кавказский фронт 5-й корпус в сторону Эрзинджан и 5-ю пех. дивизию — из Месопотамии на г. Битлис».

Переброска турецких частей с Балканского полуострова на Кавказский фронт осуществлялась через Трапезундский порт (Трабзон). Поэтому генерал Юденич поставил перед войсками задачу скорейшего овладения этим важным стратегическим пунктом.

Для наступления на Трапезунд был выделен Приморский отряд генерала Владимира Платоновича Ляхова (15 тысяч человек, 50 орудий). Из Севастополя прибыли несколько боевых кораблей (2 линкора, 4 эсминца, 2 канонерки, несколько тральщиков), высадившие двухтысячный десант. Во второй половине апреля Трапезунд пал в результате ожесточенного штурма. В городе была создана база Черноморского флота и база снабжения Кавказской армии. Англия и Франция в секретном соглашении признали, что после войны захваченные русскими войсками турецкие области отойдут Российской империи.

Наступление русской армии на суше сопровождалось выдающимися успехами Черноморского флота, который сделался полновластным хозяином вод вдоль всего Анатолийского побережья Турции. Русские крейсеры пустили на дно десятки неприятельских пароходов и транспортов и тысячи парусных судов, пытавшихся подвозить войска и снабжение для турецкой армии.

В целом, в течение зимы 1915–16 гг. турецкая армия потерпела самое сокрушительное поражение за всю свою историю. А ведь незадолго перед тем она доказала свою силу, одержав блестящую победу над англо-французским десантом в многомесячной битве за проливы.

К сожалению, ошеломляющие успехи русской армии в Закавказье и Месопотамии ничуть не облегчили положение англичан под Кут-Эль-Амарой. Турки, уступавшие противнику почти вдвое в живой силе, окружили лагерь Таунсенда земляными укреплениями. Под руководством генерала фон дер Гольца они сумели отразить все вылазки гарнизона и атаки пришедшего ему на помощь подкрепления, которое с января по март четырежды пыталось прорваться к осажденным. Затем началось весеннее половодье, затопившее Месопотамские равнины. Кут-Эль-Амара оказалась полностью отрезана от внешнего мира. Таунсенд предупредил английское командование, что 29 апреля у него кончатся съестные припасы, и что он сдаст город, если не получит помощи до этого срока. Верный своему слову, он дождался 28 апреля и поднял белый флаг. Из 10 000 английских солдат, сдавшихся вместе с ним, 4000 умерли в турецком плену из-за жестоких условий содержания.
Ссылка на историю http://zaist.ru/~o3QgN

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Мой новый проект
"Карлик Петра ВЕЛИКОГО"


 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru