Забытые Истории

«Русский» след в истории Европы

RSS
«Русский» след в истории Европы
Рутены и руги. Проблема происхождения

Русская земля обрела свое историческое бытие в результате скрещения судеб двух близких или, вернее, сблизившихся этносов — восточных славян и русов (летописной «руси»). По отношению к последним прилагательное «русский» далее будет употребляться в кавычках, дабы не вызывать ассоциаций с его современным значением.

А. Брюкнер в свое время писал: «Тот, кто удачно объяснит название Руси, овладеет ключом к решению начал ее истории» (Bruckner А. O nazwach miejscowych. Krakow, 1935. С. 41). Исследования последних десятилетий вовлекли в научный оборот два капитальных факта, одним из которых является несомненная связь термина «русь» с более древними этнонимами «рутены» и «руги». В немецких источниках X в. русы часто именовались ругами. В 959 г. княгиня Ольга (немецкие источники называют ее христианским именем Елена, принятым ею после крещения) прислала к германскому императору Оттону I (936–973 гг.) посольство. Сообщая об этом событии, одни немецкие источники именуют подданных Ольги ругами, а другие русами. Так, анонимный Продолжатель Регинона под 959 г. пишет о «княгине ругов Елене», к которой была послана миссия епископа Адальберта. И в официальном акте Оттона I о назначении вернувшегося из Руси Адальберта магдебургским архиепископом о нем говорится как о «епископе, некогда назначенном и посланном проповедником к ругам». Между тем анналы Хильдесхеймские (конец X в.), Кведленбургские (первая половина XI в.), Ламперта (вторая половина XI в.) называют народ, от которого пришло посольство к Оттону I, не ругами, а русами, хотя тексты этих хроник под 960 г. почти не отличаются друг от друга. Титмар Мерзебургский в XI столетии, говоря об Адальберте, называет его «пресул (буквально «идущий впереди». — С. Ц.) Русциэ». Но в середине XII в. немецкий анналист Саксон Грамматик, списывая у Титмара это известие, заменяет «Русциэ» на «Ругис» и, повествуя о миссии Адальберта, везде употребляет термин «руги» для обозначения киевских русов, за исключением одной записи под 969 г., где читаем: «Адальберт, направленный поначалу для проповеди к русам («Русцис»)». Историк Випон, написавший около 1040 г. «Деяния императора Конрада II», собщает под 1025 г., что польский король Мешко II (1025–1034 гг.) изгнал своего брата Оттона в «провинцию Ругию». Далее читаем: «Мешко, преследуя своего брата, изгнал его в Руссию».

Имя «рутены», в свою очередь, давало форму «русины». Немецкий хронист XIV в. Герман Вартберг в «Хронике Ливонии» называет русских «рустичи» и «рутеничи». В датских хрониках князь Владимир Мономах именуется Rutenorum regi Woldemaro — «Вольдемар, король рутенов». Матвей Краковский в письме к Бернарду Клервосскому (начало XII в.) говорит, что помимо рутенов на востоке (киевских русов) есть также рутены в Полонии и Богемии (современные русины).

А. Г. Кузьмин имел полное право утверждать: «Тождество ругов и русов (сюда следует добавить и рутенов. — С. Ц.) не гипотеза и даже не вывод. Это лежащий на поверхности факт, прямое чтение источников, несогласие с которыми надо серьезно мотивировать» (Кузьмин А. Г. Одоакр и Теодорих. В кн.: Страницы минувшего. М., 1991. С. 517).

Другим непреложно установленным фактом является множественность «Русий» на территории Европы. Наименования «Русь», «Русия», «Рутения» и т. п. встречаются, помимо Среднего Поднепровья, в Подунавье, Прибалтике, Прикарпатье, Приазовье, на границах Тюрингии и Саксонии (наиболее обстоятельно эти темы освещены в трудах А. Г. Кузьмина: «Варяги» и «Русь» на Балтийском море // Вопросы истории, 1970, №1; Кто в Прибалтике коренной? М., 1993; Руги и русы на Дунае // Средневековая и новая Россия. СПб., 1996; Сведения иностранных источников о Руси и ругах // «Откуда есть пошла Русская земля». М., 1986 и др.). Все это наконец-то позволяет подвести под историю русов прочный источниковедческий фундамент.

Наиболее раннее упоминание рутенов содержат «Записки о Галльской войне» Юлия Цезаря. Согласно его сообщению, рутены жили в кельтском (галльском) окружении, на обращенных к Атлантике склонах Центрального массива, по соседству с лемовиками. Расстояние между городом лемовиков (civitas Limovicum, ныне Лимож, жители которого выделяются своеобразным говором) и городом рутенов (urbs Rutena, современный Родез) не превышало 180 километров. Перед галльским вождем Верцингеторигом рутены обязались выставить против римлян 12 000 воинов, а лемовики — 10 000, из чего видно, что их нельзя причислить к особенно многочисленным народам Галлии. Помимо некоторого численного превосходства, рутены были богаче лемовиков — Страбон сообщает о серебряных копях в их землях. Римляне причисляли эти народы к кельтам, но, вероятно, это было лишь языковое родство — результат ассимиляции. Этническое отличие рутенов и лемовиков от кельтов и германцев косвенно подтверждается их особым вооружением. Цезарь отметил, что оно соответствовало вооружению легкой пехоты римлян и вообще народов Средиземноморья. В отличие от германцев рутены и лемовики сражались короткими, а не длинными мечами, прикрывая тела небольшими круглыми щитами. В другом месте римский полководец, рассказывая об одном из эпизодов Галльской войны, замечает: «...туда пришли стрелки из рутенов, конные из Галлии», то есть рутены предпочитали сражаться пешими, а не конными, как галлы.

Кажется, есть археологические свидетельства того, что рутены пришли в Галлию с севера, с территории нынешней Бельгии или из Центральной Европы (Кузьмин А.Г. Об этнической природе варягов (К постановке проблемы) // Вопросы истории. 1974. № 11; Кузьмин А. Г. Сведения иностранных источников о Руси и ругах; Перевезенцев С. Россия. Великая судьба. М., 2005). Действительно, рутены, жившие в V в. рядом с Фландрией, упомянуты и в «Истории бриттов» Гальфрида Монмутского (начало XII в.). Но не исключено и обратное: сбитые римским ударом со склонов Центрального массива, рутены могли отступить в венетскую Арморику (Бретань) и рассеяться по побережью Северного, Балтийского морей, а также проникнуть в Испанию. О рутенах к северу от Дуэро знал Исидор Севильский (VII в.).

Миграции рутенов.jpg

Между тем Тацит поместил в «Германии», где-то в Нижнем Повисленье, напротив современного острова Рюген, племя ругиев. Географ II в. Клавдий Птолемей несколько уточнил эти сведения, разместив ругов («ругиклеев») на побережье Балтики между Одером и Вислой. По его сведениям, в их землях находился город Ругиум (в XIII в. на этих землях возник город Rügenwalde, совр. польский Дарлово). А по сведениям Иордана, руги жили «по берегам океана», то есть по обе стороны Балтийского моря. На пребывание ругов в Скандинавии указывает область Ругаланн (на южном побережье Норвегии).

Ввиду полного тождества терминов «рутены» и «руги», которое демонстрирует позднеантичная и средневековая литература, представляется очевидным, что это — латинизированный и германизированный варианты одного и того же этнонима. Причем германский вариант является фонетическим подражанием славянским названиям «русь», «русины»1. Еще интереснее то, что и последние, судя по всему, не были изначальными. Возможно, в племенном самоназвании рутенов/ругов после «ру» находился какой-то труднопроизносимый шипящий или цокающий звук, доставлявший истинное мучение романо-германским народам. Даже славянские языки с их широкой шипяще-цокающей гаммой оказались бессильны точно воспроизвести его. Наиболее древними славянскими формами слова «русь» являются, вероятно, «ружь» или«рузь»2, а древнерусские памятники знают и прилагательное «роушский».

Средневековые германские источники упоминают не меньше дюжины форм этнонимов «рутены» и «руги» для одной только Южной Германии: Ruteni, Rugi, Ruzi, Ruzzi, Rusci, Ruszi, Ruizi, Ruzeni, Reuze, Riuze, Ruhhia, Russia. По поводу происхождения этих терминов А. В. Назаренко замечает: «В средневековых немецких диалектах исконный германский s произносился шепеляво, примерно как русский ш или, в положении между гласными, как ж. Поэтому он не подходил для передачи славянского s в заимствованиях из славянских языков. Для этой цели обычно использовалась буква z (обозначавшая звуки вроде русских с или, в других позициях, ц). Именно эти трудности при передаче славянского s и отражаются в орфографической пестроте вариантов имени Русь: Rusci/Ruci, Ruszi/Ruzi/Ruzzi» (Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 2000. С. 297).

По замечанию В. И. Меркулова, «руги — это название русов в германских языках, где слог gi традиционно заменяет произносимое сочетание «жи». Отсюда также вендское название Rujan (по-германски, Рюген — «Ругский»), то есть «Ружан». Рутены — латинизированный вариант написания имени «русы», употребляемый через слог ti, читаемый как «ци». Приведенные лингвистические факты свидетельствуют о том, что германские и латинские хронисты воспринимали на слух названия «ружи» и «руцины», записывая его в соответствии с грамматическими правилами» (Меркулов В. И. Откуда родом варяжские гости? Генеалогическая реконструкция по немецким источникам. М., 2005).


Косвенным доказательством того, что балтийские руги тождественны галльским рутенам, служит их соседство с племенем лемовиев, очевидно идентичных галльским лемовикам. Может быть, это племя было связано с рутенами/ругами общими этнокультурными корнями или политическим союзом.

Тацит отнес ругов к германцам, под которыми римляне подразумевали всех европейских варваров, непохожих на кельтов и сарматов. Иордан отметил некоторую антропологическую близость ругов к германским племенам — светидам (предкам шведов) и данам. По его словам, светиды «известны… как превосходящие остальных величиною тела»; в свою очередь, и даны «пользуются среди всех племен Скандии славой по причине своего исключительного роста. Однако статностью сходны с ними также руги…». Но все-таки он решительно отделял ругов от германцев. Руги, по его словам, сражались «со звериной лютостью», ибо превосходили германцев «как телом, так и духом». У него же находим сведения о том, что руги шли в бой легковооруженными, подобно рутенам Цезаря. В одном из сражений готов и ругов против гепидов, пишет Иордан, «можно было видеть и гота, сражающегося копьями, и гепида, безумствующего мечом, и руга, переламывающего дротики в его (гепида? — С. Ц.) ране...».

С учетом этих сведений позволительно, по-видимому, говорить о культурно-языковом влиянии германцев на ругов, а кельтов на рутенов, но не об их исконном германском или кельтском происхождении.

Современное научное состояние вопроса, к сожалению, не позволяет сказать что-либо определенное об этнических корнях балтийских ругов. Возможно, как и утверждал А. Г. Кузьмин, на южное побережье Балтики их вынесла волна миграции балканского (венето-иллирийского) населения — в настоящее время это единственная версия, имеющая под собой более или менее разработанную доказательную базу, хотя и не выходящая за рамки гипотезы3.

В связи с происхождением рутенов/ругов интересна область Рутену, довольно часто упоминаемая в древнеегипетских надписях. Египтяне, которые ориентировались по направлению течения Нила, различали Верхний Рутену, куда входили часть Финикии, горы Кармель и Ливан, и Нижний Рутену — современную Сирию. Имеем ли мы дело с простым созвучием или можно вести речь о миграции населения Рутену в Европу — никаких исследований на эту тему пока что нет.


Достоверно лишь одно: с момента фиксации этнонимов «рутены» и «руги» в античных источниках и в течение еще нескольких столетий этот народ не принадлежал к славянскому этносу. Помимо археологических исследований4, в пользу этого утверждения можно привести свидетельство Прокопия Кесарийского о том, что руги «никогда не вступали в браки с чужеземными женщинами и благодаря этому несмешанному потомству они сохраняли в своей среде подлинную чистоту своего рода», тогда как славяне («венеды»), по свидетельству Тацита, «обезображивали» себя смешанными браками. Об «умыкании» славянами девиц у соседних народов говорит и «Повесть временных лет».

С ругами обычно отождествляется население оксывской культуры (II в. до н. э. – I в.), расположенной на территории Северной Польши.

Начало борьбы с готами

Судьба ругов в эпоху Великого переселения народов прослеживается достаточно детально.

В конце I — начале II в. руги вступили в многовековую борьбу с готами. По сообщению Иордана, готы вторглись во владения ругов и, сразившись с ними, «вытеснили их с их собственных поселений». Вероятно, руги потеряли скандинавский Ругаланн и какую-то часть южнобалтийского побережья. Но попытка готов завладеть островом Рюген, видимо, закончилась провалом. Иордан сообщает о неких преданиях («баснях»), «в которых говорится, что они [готы] были обращены в рабство в Британии или на каком-то из островов, а затем освобождены кем-то ценою одного коня». Скорее всего, за этими словами скрывается историческая реальность. Источники знают только один крупный остров на севере Европы, где процветал лошадиный культ, — Рюген. По свидетельству целого ряда германских хронистов, «важные решения у ругов принимались по поведению священного коня… Поэтому можно предположить, что если однажды готы потерпели поражение и были обращены в рабство, то могли быть помилованы «ценою коня», то есть вследствие состоявшегося ритуала, о котором сообщают исторические источники» (Меркулов B.C. Кровная месть ругов и готов).

Побежденные готами, руги должны были принять участие в их походе в Северное Причерноморье. Впрочем, переселения варварских народов в те времена почти никогда не затрагивали всего племени. С готами ушла, по всей видимости, меньшая часть ругов. Большая их часть осталась в Балтийском регионе, в том числе на острове, получившем от них свое имя — Ругия, Руссия, Рутения, Руйян (современный Рюген), или рассеявшись по Восточной Прибалтике. Так называемый Верорнский документ (список областей Римской империи, начало IV в.) помещает ругов между скоттами, пиктами, каледонами, герулами и саксами, то есть по-прежнему в район нынешнего Польского Поморья.

Ушедших с готами ругов («рогов») Иордан числил в составе державы Эрманариха. Господство остроготов над ругами, как и вообще над подчиненными им племенами, поддерживалось исключительно силой оружия. Поэтому, как только военная мощь остроготов ослабла, руги не упустили случая освободиться от их власти. Это произошло в конце IV в., во время нашествия гуннов на Готскую державу. Иордан рассказывает, что гунны нанесли поражение войску Эрманариха благодаря измене «росомонов» (Rosomonorum), то есть «народа росов»[Иордан. Гетика / Пер. и комм. Е.Ч. Скржинской. М., 2001. С. 280–282, комментарий 389]. Этот термин уникален для средневековой литературы, но в отечественной историографии он уже достаточно уверенно связывается с племенным именем ругов/русов5. Во время сражения князь росомонов, не названный по имени, совершил со своей дружиной «предательское отступление», чем обрек остроготское войско на гибель. Разгневанный Эрманарих велел схватить супругу предателя Сунильду и разорвать ее, привязав к хвостам диких коней. По-видимому, свое решение перейти на сторону гуннов князь росомонов принял прямо на поле боя и не успел забрать с собой свою семью. Но и злодеяние Эрманараха не осталось неотомщенным. Два брата Сунильды, Сар и Аммий, напали на Эрманариха и жестоко изранили его. Это приблизило конец готского владыки. Страдания от ран, «глубокая старость» и невозможность противостоять гуннскому нашествию вынудили его совершить самоубийство.

По версии А.Г. Кузьмина, Л.Н. Гумилева и некоторых других исследователей, руги/роги по пути из Южной Прибалтики в Северное Причерноморье частично смешались с ранними славянами, из-за чего их самоназвание преобразовалось во множественном числе в рузи/рози. Таким образом термин «росомоны» является одним из ранних вариантов этнонима русь.

Вероятно, к тому времени руги под влиянием готов уже приняли арианство. Стоит отметить, что Иордан называет росомонов «вероломным племенем» — в этом эпитете можно усмотреть указание не только на их политическую измену готам, но и на конфессиональную принадлежность, ибо арианство неизменно определяется Иорданом как «вероломство» (perfidia), в отличие от истинной веры, православия.

Под властью гуннов

После измены готам руги/росомоны заняли в гуннской орде привилегированное положение ближайших союзников. Один из сыновей гуннского правителя Ульдина (401–408) носил имя Ругила, то есть, видимо, «маленький руг»6. «Этнически окрашенные» имена обыкновенно содержат указание на этническую принадлежность матери ребенка. Варварские племенные союзы часто скреплялись браками предводителя ведущего племени с дочерями вождей подчиненных или союзных племен. Поэтому выглядит вполне естественным, что отец Ругилы Ульдин женился на представительнице княжеского рода ругов, оказавших гуннам неоценимую услугу в войне с остроготами.

В латинских источниках встречаются другие варианты имени Ругилы — Ruga (Руга), Ruas (Pyac), Roas (Poac), что, видимо, соответствует фонетическому разнообразию племенного названия ругов. Имя готского вождя сопоставимо с именем Русила, зафиксированным новгородскими грамотами (Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. 2-е изд., переработанное с учетом материала находок 1995–2003 гг. М., 2004).

Около 434 г. орда Ругилы отправилась в поход на Константинополь. К этому времени относится первое в византийской литературе упоминание библейского «народа Рос» в связи с нашествием северных варваров. Оно содержится в послании константинопольского патриарха Прокла. Как повествует современник событий Сократ Схоластик («Церковная история»), нашествие было прервано внезапной гибелью Ругилы от молнии и распространившимся среди варваров мором. «В то же самое время, — продолжает византийкий историк, — возбудил к себе удивление и епископ Прокл, приноровив в своем поучении пророчество Иезекииля о Церкви к дарованному Богом спасению (от гуннов. — С. Ц.)».

В синодальном переводе Библии это место из книги пророка Иезекииля звучит так: «И было ко мне слово Господне: сын человеческий! обрати лице твое к Гогу в земле Магог, князю Роша, Мешеха и Фувала, и изреки на него пророчество и скажи: так говорит Господь Бог: вот, Я — на тебя, Гог, князь Роша, Мешеха и Фувала!» Далее предрекается нашествие на «горы Израилевы» откуда-то «с севера» и конечное избавление народа избранного от врагов по милости Господа (Иез., 38: 1–8).

Если говорить об исторических реалиях данного текста, то есть все основания видеть в библейском Гоге лидийского царя Гига или Гуггу (692–654 гг. до н. э.), основателя новой династии, к которой принадлежал знаменитый Крёз; термины Мешех и Фувал идентичны землям Муски и Табал в Малой и Передней Азии, известным по ассирийским надписям и Геродотовой «Истории», где упоминаются «мосхи» и «тибарены». Кого подразумевали древние евреи под «народом Рош», точно неизвестно. Некоторые филологи подозревают здесь ошибку перевода — «рош» в древнееврейском оригинале будто бы означает «правитель, глава», и, следовательно, данное выражение имеет значение «Гог, князь-глава Фувала и Мешеха»[Древняя Русь в свете зарубежных источников. С. 100]; этому мнению, однако, противоречит упоминание имени Рош в книге Бытия (Быт., 46: 21).

Впрочем, древнее значение этого термина для нас не так уж и важно. Важнее то, что в Септуагинте (греческом переводе Библии, датируемом II в. до н. э.) имя «Рош» передано в форме «Рос» и традиционно считалось племенным названием. Логично думать, что ссылка патриарха Прокла на библейское пророчество могла оказать воздействие на умы пасомых им ромеев лишь в том случае, если среди нападавших имелся народ (или правитель) с созвучным именем. Значит, патриарх Прокл сослался на народ «Рос» в силу вполне определенных ассоциаций с именем Ругилы (Руаса-Роаса) и его союзников ругов/русов, усмотрев в их роковом созвучии осуществление грозного пророчества.

Действительно, впоследствии византийские историки традиционно связывали нашествия русов с библейским пророчеством о народе «Рос», благодаря чему в византийской литературе закрепилась именно эта форма этнического имени русов. Например, Лев Диакон пишет о походе князя Святослава на Византию следующее: «О том что этот народ безрассуден, храбр, воинствен и могуч, [что] он совершает нападения на все соседние племена, утверждают многие; говорит об этом и божественный Иезекииль такими словами: «Вот я навожу на тебя Гога и Магога, князя Рос».

По свидетельству Иордана, руги были в войске Аттилы во время его знаменитого поход в Галлию и приняли участие в битве на Каталаунских полях (451 г.).

Но после смерти «Бича Божьего» руги выступили на стороне коалиции германских и сарматских племен против гуннов. В 454 г. союзники разбили своих бывших хозяев на реке Недао (Недава, приток Савы). В этом сражении погиб любимый сын Аттилы — Эллак и 30 000 гуннов, уцелевшие откочевали в причерноморские степи. Все Подунавье оказалось в руках антигуннской коалиции.

Ругиланд

Гибель Гуннской державы привела к разделению ругов. Византийский историк Приск сообщает, что одна их часть захватила придунайский город Новиодун (в районе современной Любляны). Другая часть предпочла сделку с Римской империей. По известию Иордана, «руги… и многие другие племена испросили себе для поселения Биццию (ныне город Вица. — С. Ц.) и Аркадиополь (современный Люлебургаз в Турции. — С. Ц.)» — области в Восточной и Южной Фракии.

При императоре Майориане (457–458) власти Западной Римской империи, по-видимому, заключили с дунайскими ругами договор, положивший начало их преобладающему влиянию в Прибрежном Норике (Верхняя Адриатика).

Здесь возникло одно из первых «варварских королевств», которое германцы называли Ругиландом («землей ругов»). Руги установили полный контроль над землями Норика, превратив местное римское население в своих подданных и обложив его данью. Будучи ревностными арианами, они даже пытались перекрещивать римлян-католиков (ариане не признавали крещение по католическому обряду, поэтому, с их точки зрения, повторное крещение было необходимо). Их миссионерская деятельность, впрочем, не отличалась особенным размахом. В то же время короли ругов проявляли искреннее уважение к местному епископу Северину, прославившемуся своей праведной жизнью и мудростью, и не раз испрашивали его совета в военных и политических делах.

По свидетельству Евгиппия («Житие святого Северина»), руги находились «в затруднительном положении», так как остроготы, занимавшие тогда земли Нижней Паннонии, были их «злейшими врагами» и «пугали численным превосходством». При короле Флакцитее руги вступили в союз со свевами, гепидами и скирами, тоже враждовавшими с готами. Но эта коалиция в 469 г. была разбита остроготами в сражении на реке Болии (в Паннонии). С этого времени королевство ругов стало клониться к упадку.

Дальнейшая история ругов связана с именем Одоакра, который в 476 г. низложил последнего римского императора Ромула Августула, отослал знаки императорского достоинства в Константинополь и, таким образом, формально прекратил существование Западной Римской империи.

Одоакр.jpg
Монета с изображением Одоакра
По поводу происхождения Одоакра в источниках наблюдаются разночтения. Иордан в «Romana» («Деяния римлян») попутно замечает, что Одоакр по происхождению был рогом (genere Rogas), то есть ругом. Надпись на так называемой зальцбургской плите, воздвигнутой над могилой святого Максима и пятидесяти его учеников, убитых Одоакром в 477 г., называет последнего «вождем рутенов»: «Лета Господня 477. Одоакр, вождь рутенов, гепиды, готы, унгары и герулы, свирепствуя против Церкви Божией, блаженного Максима с его 50 товарищами, спасавшихся в этой пещере, из-за исповедания веры, сбросили со скалы, а провинцию Норик опустошили мечом и огнем». Иная версия приведена в Житии святого Северина, где сказано, что отец Одоакра был скиром, однако это ни о чем нам не говорит, поскольку этническая принадлежность скиров неясна. Иордан сообщает, что скиры были практически полностью истреблены германцами. В таком случае возможно, что Одоакр, будучи этническим скиром, воспитывался среди ругов, что послужило поводом для причисления его к этому народу.

Однако, сделавшись правителем Италии, Одоакр проникся интересами римской политики. Когда восточноримский император Зенон, желая воспрепятствовать походу Одоакра на Балканы, уговорил короля ругов Фелетея (правил с 475 г.) двинуться в Италию, Одоакр опередил его. Воспользовавшись раздорами в семье Фелетея, он зимой 487 г. вторгся в Ругиланд с огромной армией и нанес ругам сокрушительное поражение, причем захватил в плен их королевскую чету, которую впоследствии казнил. Сын Фелетея бежал к остроготам, где вскоре тоже умер.

Таким образом, королевство ругов прекратило свое существование. Остатки войска ругов присоединились к королю остроготов Теодориху, также мечтавшему о владычестве над Италией. С их помощью Теодорих одержал победу над Одоакром и образовал королевство остроготов в Северной Италии со столицей в Вероне. Отряды ругов участвовали в провозглашении Теодориха королем в 493 г., но затем проявили себя весьма ненадежными союзниками, которых пришлось усмирять силой оружия. Противостояние остроготов и ругов было настолько непримиримым, что навсегда запечатлелось в памяти германцев. Так, в саге о Тидреке Бернском (то есть Теодорихе Веронском) готам противостоят «русские люди» и их короли — Гертнит и его сыновья: Озантрикс, Вальдемар и Илиас. Война, шедшая с переменным успехом, заканчивается неудачно для «русских». Эта Русь, согласно саге, находится между Паннонией, Северной Италией, Швабией и землями полабских славян, то есть равнозначна Ругиланду [см. ниже прим*].

Теодорих.jpg
Прижизненное изображение
Теодориха Великого
на золотой монете (тремиссе)
Последний раз руги заявили о себе как о политической силе в 541 г., когда после смерти готского короля Ильдебада посадили на итальянский трон своего соотечественника Эрариха. Однако его царствование длилось всего пять месяцев, после чего Эрарих был убит готами.

Конец Готскому королевству в Италии положила многолетняя война с Византией, в ходе которой войска полководца Велизария вернули бывшую сердцевину Римской империи под скипетр Юстиниана I. Отныне имя готов исчезло в Италии. А вот поселения ругов в Северной Италии продолжали существовать еще долгое время. Сохранились послания римских пап IX в., обращенные к «клирикам рогов», очевидно, все еще арианам.

Дунайский Ругиланд, в VI–VIII вв. входивший в состав Аварского каганата, после крушения последнего достался франкам, которые создали на его землях пограничную Русамарку.

Так «русский» след привел нас с лазурных берегов Средиземноморья на туманное побережье Балтики, оттуда в Северное Причерноморье и, наконец, в Среднее Подунавье. Здесь, в непосредственном соприкосновении со славянским пограничьем, обозначился важнейший рубеж в истории русов, а вместе с ней и в истории славян. Далее мы увидим, как обе они сольются воедино.


*Прим.

В VI в. «народ рус» становится известен и на Востоке. Об этом свидетельствует сирийская «Церковная история», принадлежащая перу так называемого Псевдо-Захарии Ритора. В 555 г. это сочинение было дополнено географическим очерком земель и народов, расположенных к северу и северо-западу от Кавказа. Неизвестный автор вначале перечислил исторические народы — булгар, алан, аваров, хазар, эфталитов и др., которые «живут в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверьми и оружием (разбоями. — С. Ц.)», — а далее, «в глубь от них», упомянул каких-то амазратов, людей-псов и амазонок. «Соседний с ними народ Hrws («рос» или «рус». — С. Ц.), — продолжает географ, — люди, наделенные огромными членами тела; оружия у них нет, и кони не могут их носить из-за их размеров».

Безусловно, чем дальше к северу, тем взгляд Псевдо-Захарии все больше мутнеет. Однако полностью пренебрегать его сообщением нельзя. Следует помнить, что в историко-географических сочинениях средневековых авторов местонахождение амазонок переместилось из Северного Причерноморья в Центральную Европу. Например, в четвертой книге «Истории гамбургских архиепископов» Адама Бременского амазонки вкупе с некоторыми другими мифическими персонажами Псевдо-Захарии тоже оказываются соседями некоей Руси: «Говорят, где-то на берегах Балтийского моря обитают амазонки, их страну называют теперь раем женщин. Иные рассказывают, что амазонки становятся беременны, выпив воды. Другие говорят, что они зачинают либо от проезжающих купцов, либо от тех, кого берут в плен, либо, наконец, от чудовищ, которые в этих землях не редкость… Когда же дело доходит до родов, то оказывается, что, если плод мужского пола, это циноцефал [песьеголовый], а если женского, то совершенно особая женщина, которая будет жить вместе с другими такими же, презирая общение с мужчинами… Циноцефалы — это те, которые носят на плечах [песью] голову. Их часто берут в плен в Руссии, а говорят они, мешая слова и лай». В скандинавских сагах «Страна женщин» и земли людей-псов также граничат с «Рюсаландом», обитатели которого — «рюсы» — изображаются как великаны. Географически эти Руссии и Рюсланды находятся где-то в Центральной Европе и, очевидно, соответствуют земле народа Hrws.

Что касается описания внешности людей, принадлежащих к народу Hrws, то оно целиком укладывается в рамки античной и средневековой традиции изображения «варваров», особенно «северных», как чрезвычайно рослых людей, что должно было подчеркнуть их чуждость и дикость. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в сочинения древнеримских писателей, повествующих о германцах, или в труды средневековых хронистов, живописующих набеги викингов, — тогда как археологические исследования останков всех этих северных «богатырей» показывают, что по современным меркам они были довольно приземисты и страдали всеми мыслимыми болезнями, от туберкулеза до кариеса. Иордан, описывая ругов еще более рослыми, чем германцы, по-видимому, следовал той же традиции, — чем дальше на север живет народ, тем больше он отличается во всех отношениях от привычной нормы. Впрочем, известию о том, что огромный рост мешает людям народа Hrws ездить верхом, можно найти некоторое историческое обоснование. Руги всегда дрались пешими. Это обстоятельство, надо полагать, и породило фантастическую метафору сирийского писателя. Пожалуй, труднее всего прокомментировать сообщение о безоружности народа Hrws. Возможно, в нем отразилось воспоминание о зависимом положении ругов в государстве готов.

----------------------------------------------------------------------------------------
Судьбе рутенов/ругов/русов в эпоху Средневековья будет посвящена статья: «Русская» Европа.
Ссылка на историю http://zaist.ru/~HKHgJ

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Мой новый проект
"Карлик Петра ВЕЛИКОГО"


 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru