Забытые Истории

Кто такие анты?

RSS
Кто такие анты?
V век, наполнивший мир грохотом рушашихся городов и империй, стенаниями и воплями избиваемых жертв, был только прелюдией к средневековой истории. Под эти гибельные звуки славяне выступили, наконец, из исторического небытия. Началось самое длительное и масштабное в истории переселение. Этот мощный колонизационный порыв, зародившийся на заре средневековья в Висло-Одерском междуречье, иссяк лишь спустя полтора тысячелетия, достигнув берегов холодной Аляски и знойной Калифорнии.

В конце V-начале VI вв. создалась благоприятная ситуация для продвижения славян на северо-запад и юг. Переселение воинственных германских племен на территорию Западной Римской империи освободило для славян земли по течению Одера и Эльбы. В то же время распад гуннской империи облегчил им дальнейшее проникновение в Подунавье и Поднепровье.

Не встречая сопротивления, славянские племена вплотную придвинулись к северным и северо-восточным границам империи, а также к Балтике в районе полуострова Ютландия. Через всю Центральную и Восточную Европу протянулся широкий «славянский пояс». Начинаясь на западе от Эльбы и Одера, он простирался через верховья Вислы и Карпаты до среднего течения Днепра и низовьев Днестра и Буга. Археологически раннесредневековые славянские памятники представлены суковско-дзедзицкой (бассейн Эльбы и Одера), пражско-корчакской (от верховьев Эльбы по северному Прикарпатью до среднего течения Днепра), ипотешти-кындешской (среднее и нижнее Подунавье) и пеньковской (Днестровско-Днепровский бассейн) культурами.



Византийские писатели VI столетия - Иордан, Прокопий Кесарийский и Маврикий — уже знают самоназвание славян (в форме «склавены», «склавы») и их племенное многообразие. Говоря о племени герулов, побежденном лангобардами и вынужденном переселиться на север, к самому балтийскому побережью, Прокопий замечает, что герулы в своем продвижении «проходили через все племена склавенов, минуя их последовательно». Однако названия отдельных славянских племен византийцам все еще неизвестны. Славянский этнос подразделяется ими на две большие группы — склавенов и антов. Прокопий и Иордан проявляют хорошую осведомленность об их расселении. Согласно Иордану «склавены живут от города Новиетуна (современный город Исакча. — С. Ц.) и озера, которое называется Мурсианским (местонахождение точно не установлено. — С. Ц.), вплоть до Днестра и на севере до Вислы... Анты же, самые могущественные из них, там, где Понтийское море делает дугу, простираются от Днестра вплоть до Днепра». Прокопий, писавший несколько позже Иордана, о склавенах сообщает только то, что они обитают к северу от Дуная; зато он располагает информацией о более широком расселении антов: их западным пределом Прокопий называет нижний Дунай, а на востоке отводит им земли к северу от побережья Азовского моря.

Термин «анты», совершенно неизвестный в славянском мире, породил «антскую проблему». Кого подразумевали раннесредневековые писатели под этим именем? Общепризнанной этимологии этнонима «анты» пока что нет1. Ясно только, что название это неславянское. Народ под таким именем впервые упоминается римским писателем I в. Помпонием Мелой. Он неопределенно помещает их «выше» гипербореев и амазонок, что затрудняет соотнесение этих антов с какой-либо известной этнической группой. Лангобардские анналы VII в. повествуют, что на своем пути из южной Балтики в Паннонию лангобарды должны были пройти некую страну Антаиб, и это сообщение позволяет теснее увязать имя антов со славянами, западная группиривка которых в V-VI вв. как раз вклинилась между указанными областями. Для локализации страны Антаиб существенно то, что в титулатуре византийских императоров периода 533-612 гг. анты помещаются между германцами и североафриканскими аланами (союзниками вандалов). Этому текстовому соседству географически соответствует верхне- и среднедунайский регион, примерно совпадающий с местоположением Антаиба. Иордан, повествуя о событиях IV в. — войнах готов с антами, — уже определенно имеет в виду под последними славян. Он называет антов самым могущественным из славянских племен, но едва ли не затем, чтобы придать больше веса победе готов над ними. В сообщениях Прокопия, который принимал личное участие в войнах византийцев со славянами, численность военных отрядов антов (как и вообще славян), вторгавшихся на территорию империи, никогда не превышает нескольких тысяч человек. К тому же именно анты в конце VI в. подчинились власти византийского императора, украсив своим именем его титулатуру, тогда как склавены сохранили независимость от империи. Обращает на себя внимание и кратковременность литературной жизни этнонима: в начале VII в. анты исчезают из средневековых текстов.

В связи с принадлежностью ареала расселения антов к полиэтнической зоне Северного Причерноморья и Подунавья в исторической литературе утвердилось мнение об антропологической и диалектной обособленности антов внутри славянского этноса. Полагают, в частности, что антский этнос возник на основе «славяно-иранского симбиоза» [см. напр.: Седов В. В. Славяне в раннем средневековье. М., 1995, с. 82; Васильев М. А. Язычество восточных славян накануне крещения Руси. М., 1999, с. 267-296]. Основным доказательством служат результаты антропологических исследований расовых черт населения южной Руси X-XII вв., которые свидетельствуют о близости внешнего облика киевских полян и скифо-сарматского населения Поднепровья. Но это всего лишь странное недоразумение, поскольку древнее славянское население Киевского княжества по всем данным происходило «из ляхов», то есть принадлежало к «склавенской» группировке и по этой причине к «антской проблеме» никакого отношения не имеет.

Что же касается собственно антов, то для VI в. явственно выраженный антропологически «славяно-иранский симбиоз» совершенно невероятен. Даже если оставить в стороне вопрос об отсутствии относящихся к этому времени достоверных славянских погребений и, соответственно, краниологического материала, которым можно было бы подтвердить «иранообразный» облик антов, то все равно невозможно представить сколько-нибудь реального процесса асимиляции на временном промежутке менее ста лет. Ведь антских памятников ранее V в. не существует, а на VI в. согласно письменным источникам приходится расцвет антской этнополитической общности (следовательно, и сформировавшийся антропологический облик антов), после чего, в начале VII в., анты сходят с исторической сцены. Кроме того, мы видели, что славянский этногенез протекал в стороне от иранского мира, и первые тесные контакты с кочевыми народами южных степей подтверждены документально только начиная с гуннского периода, когда иранское (сармато-аланское) присутствие в Северном Причерноморье и в Подунавье уже перестало определять этническую ситуацию в этих регионах. По всему выходит, что начало смешения славян с иранским населением южнорусских степей падает приблизительно на VII-VIII столетие — время активной славянской колонизации Поднепровья и Подонья.

Впрочем, несмотря на все эти неясности и шероховатости в «антской проблеме», этническое единство склавенов и антов никогда не подвергалось серьезной критике. И в самом деле, анализ письменных источников в целом не оставляет сомнений в этом вопросе. Помимо ясного свидетельства Иордана и Прокопия о едином происхождении склавенов и антов, достаточно указать на соответствующие места из сочинения Прокопия, который говорит, что те и другие ничем не отличаются друг от друга ни по внешности, ни по образу жизни, а главное, «есть у тех и других и единый язык».

Таким образом, речь может идти только о каких-то несущественных внутриплеменных различиях, обусловленных неодинаковыми географическими и историческими условиями существования склавенов и антов. Однако из сообщений Прокопия, Маврикия и Иордана непонятно как раз именно то, по каким признакам они различали эти две славянские группировки, которые всегда выступают у них однообразной массой, как совокупность во всем подобных и родственных друг другу племен.

В связи с географией расселения антов в них традиционно видели восточную, собственно «русскую» ветвь славян. Однако приписываемая антам выдающаяся роль в русской истории не согласуется ни с неопределенностью их происхождения, ни с подчинением их Византии, ни с краткостью их исторического существования, по крайней мере в литературной традиции. Поэтому предпочтительнее говорить об убывающей, а не нарастающей силе антской колонизации южнорусских земель в VII-VIII вв., так как военная мощь антов в это время была значительно подорвана нашествием аваров. Потомками антов, вероятно, были летописные тиверцы, угличи и северяне, заселившие южную окраину Русской земли.


Г. В Вернадский полагает, что «антами», «жителями равнин» (от тохарск. «Антсай» — равнина), назывались аланы. Л. Н. Гумилев вслед за М. Ю. Брайчевским считает, что греческое слово «анты» значит то же, что славянское «поляне», определяемое обоими исследователями как «богатыри» («поляницы», женщины-богатырши, не без успеха противостоящие киевским витязям, — частые персонажи древнерусских былин). О. Н. Трубачев возводит этноним «анты» к др.-инд. anta — «край». Анты, по мнению ученого, - это «украинцы» в географическом смысле слова, жители окраины, «народ юга Украины». Непонятно только, для кого славяне-анты были «крайним» народом»? >назад
Ссылка на историю http://zaist.ru/~lN2SA

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Мой новый проект
"Карлик Петра ВЕЛИКОГО"


 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru