Забытые Истории

ГУЛАГ: «битва за цифры»

RSS
ГУЛАГ: «битва за цифры»
В последнее время в моду вошло снисходительно похохатывать насчет «100 миллионов репрессированных». Делается акцент на том, что это «не научные» данные, то есть ничем не подкрепленные и возникшие из ниоткуда, а еще точнее — все это злобные происки врагов Родины, советского строя, очернителей светлого образа тов. Сталина. Заявляется также, что Солженицын и другие авторы, придерживавшиеся максимальных оценок количества репрессированных, — заведомые лгуны и фальсификаторы, верить которым нельзя ни в чем.

Вот и давайте посмотрим, что здесь научно, что не научно и откуда что взялось.
Поможет нам в этом краткий исторический обзор оценок масштабов большевистских (в частности, сталинских) репрессий — наилучший метод установления истины.

Первые, далеко не полные, цифры прозвучали еще в 1920–1930-е гг., из уст самих советских руководителей и пропагандистов, которые обосновывали необходимость борьбы с «врагами народа» и их физического уничтожения. Например, в заключительном слове на февральско-мартовском пленуме 1937 г. Сталин упомянул о 1,5 млн чел., исключенных из партии с 1922 г. Выступая на XVIII съезде ВКП(б) с отчетным докладом «О работе ЦК ВКП(б)» 10 марта 1939 г., он привел новые данные. К XVII съезду партии в декабре 1934 г. в ней состояло 1 874 488 членов, к XVIII съезду — только около 1,6 млн чел. Следовательно, в результате партийных «чисток» 1933–1936 гг. партия уменьшилась примерно на 270 тыс. чел. (около 15 %). Многие «вычищенные» были арестованы, осуждены или расстреляны.

Точные сведения о сталинских репрессиях в СССР в советское время не публиковались.

После смерти Сталина Президиум ЦК КПСС затребовал от правоохранительных органов СССР данные о численности осужденных за «контрреволюционные преступления». В феврале 1954 г. на имя первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева была подготовлена справка, подписанная Генеральным прокурором СССР Р.А. Руденко, министром внутренних дел СССР С.Н. Кругловым и министром юстиции СССР К.П. Горшениным. Согласно данному документу, всего за период с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. коллегия ОГПУ, «тройки» НКВД, Особое совещание, Военная коллегия, суды и военные трибуналы осудили 3 777 380 чел., в том числе к высшей мере наказания 642 980 чел., к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок до 25 лет 2 369 220 чел., в ссылку и высылку 765 180 чел. [История СССР. 1991. № 5. С. 152–153]. При этом около 2,9 млн чел. были осуждены внесудебными органами (коллегией ОГПУ, «тройками» и Особым совещанием), около 900 тыс. чел. — судами, военными трибуналами, Спецколлегией и Военной коллегией Верховного Суда. Но это только ГУЛАГ и только с момента окончания Гражданской войны до конца существования сталинского режима. Впрочем, справка предназначалась только для советского руководства, и приводимые в ней сведения стали доступны исследователям уже в начале 1990-х гг.

«Оттепель» ускорила массовую реабилитацию и освобождение из заключения граждан, осужденных по обвинениям в политических преступлениях. Для большинства из них реабилитация стала посмертной. Всего с 1953 по 1961 гг. было реабилитировано 737 182 чел., репрессированных за контрреволюционные преступления. Резко снизилась численность политических заключенных в лагерях и колониях ГУЛАГа. Если в 1952 г. их насчитывалось 579 757 чел., то в 1956 г. — 113 735 чел. К 1 января 1959 г. количество политических заключенных в лагерях и колониях сократилось до 11 059 чел. [Население России в ХХ веке: Исторические очерки. В 3 т. М.: РОССПЭН, 2001. Т. 2. С. 193]. Массовый характер приобрело освобождение многочисленных контингентов ссыльных и спецпоселенцев, включая репрессированные народы. С июля 1954 по июль 1957 гг. было освобождено 2,5 млн чел. К началу 1959 г. на учете осталось менее 50 тыс. спецпоселенцев, а в 1965 г. спецпоселения были окончательно ликвидированы [Земсков В.Н. Спецпоселенцы в СССР, 1930–1960. М.: Наука, 2005. С. 274, 279].

Бывшие политзаключенные имели, конечно, свой взгляд на массовые репрессии и их масштабы. Именно в годы «оттепели» стали известны имена А. Солженицына, О. Волкова, В. Шаламова и других авторов, прошедших через ГУЛАГ. Но с середины 1960-х гг. советская цензура вновь запретила любые исследования на эту тему.

Зато эмигрантские издания систематически публиковали материалы о сталинизме и массовых политических репрессиях. Так, в середине 1960-х гг. И. Курганов опубликовал сенсационные данные о гибели в СССР в "большевистский" период 55 млн чел. [Курганов И. Три цифры // Новое русское слово. 1964. 12 апреля]. Коренным недостатком его методики подсчета было то, что он смешал прямые потери с косвенными (снижением рождаемости).

Во втором томе «Архипелага ГУЛАГ» Солженицын увеличил эту цифру до 66 миллионов: «По подсчётам эмигрировавшего профессора статистики И.А. Курганова, от 1917 до 1959 года без военных потерь, только от террористического уничтожения, подавлений, голода, повышенной смертности в лагерях и включая дефицит от пониженной рождаемости,— оно обошлось нам в... 66,7 миллионов человек (без этого дефицита — 55 миллионов)». И в одном из интервью 1976 года: «Профессор Курганов косвенным путем подсчитал, что с 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами, — только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек" (Публицистика: В 3 т. Т. 2. С. 451).

Итак, цифра, которую приводит Солженицын, «демографическая», она включает — сверх ГУЛАГа — Гражданскую войну, Красный террор первых лет советской власти, голод, коллективизацию со ссылкой крестьян, где погибла четверть высланных, да еще больше 10 миллионов ожидаемых, но не рожденных.

Непосредственно же по статистике жертв «Большого террора» 1937-1938 годов в «Архипелаге» написано следующее: «Какой правовед, какой уголовный историк приведет нам проверенную статистику? где тот спецхран, куда бы нам проникнуть и вычитать цифры? Их нет. Их и не будет. Осмелимся поэтому лишь повторить те цифры-слухи, которые посвежу, в 1939-40 годах, бродили под бутырскими сводами и истекали от крупных и средних павших ежовцев, прошедших те камеры незадолго (они-то знали!). Говорили ежовцы, что в два эти года расстреляно по Союзу полмиллиона "политических" и 480 тысяч блатарей (59-3, их стреляли как "опору Ягоды"; этим и подрезан был "старый воровской благородный" мир)"».
Сегодня общепринятая (в научной литературе) цифра расстрелянных "политических" за 1937–1938 — 681 692 человека, т. е. существенно больше, чем у Солженицына.

Помимо Курганова и Солженицына, данные о десятках миллионов жертв коммунистического режима в СССР приводили историки и официальные лица. Так, по данным О.Г. Шатуновской, которую в 1960 г. назначили членом комиссии Президиума ЦК КПСС по расследованию судебных процессов 1930-х гг., с 1935 г. до июля 1941 г., т.е. за шесть с половиной лет было арестовано 19 840 тыс. чел., из них расстреляно 7 млн чел. [Цит. по: Померанц Г.С. Государственная тайна пенсионерки // Новый мир. 2002. № 5. С. 142–143]. Р.А. Медведев оценил общие потери населения СССР от политических репрессий в 40 млн чел. [Медведев Р. Трагическая статистика // Аргументы и факты. 1989. 4–10 февраля. № 5. С. 7].
В работах британского исследователя Р. Конквеста («Великий террор», 1969, «Жатва скорби», 1986), утверждалось, что в советских трудовых лагерях содержалось 25–30 млн. заключённых, 1 млн. политзаключенных был умерщвлен между 1937–1939 гг., еще 2 млн. умерли от голода.

В 1983 г. за рубежом вышла книга И.Г. Дядькина (осужденного тремя годами ранее), посвященная «неестественной смертности» в СССР в 1928–1954 гг. Автор впервые построил математическую модель нормального развития советского населения. По мнению И.Г. Дядькина, количество погибших в СССР в 1937–1940 гг. составляло от 3 до 3,4 млн чел., в 1941–1949 гг. — от 31 до 34 млн чел. [Звенья. Исторический альманах. М.; CПб.: Прогресс; Феникс; Atheneum, 1991. Вып. 1. С. 71, 107, 111]. Недостатки работы были обусловлены неточностями официальной советской статистики, положенной в основу расчетов.

В 1991 г. А.В. Антонов-Овсеенко написал, что, по данным Управления общего снабжения ГУЛАГа, на довольствии в местах заключения состояло «без малого 16 миллионов — по числу пайкодач в первые послевоенные годы». Всего же, по его мнению, репрессиям подверглись 19 840 тыс. чел., из них 7 млн чел. были расстреляны в тюрьмах [Антонов-Овсеенко А. Портрет тирана. М.: Грэгори-пэйдж, 1994. С. 272].

А.Н. Яковлев, являвшийся председателем Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте Российской Федерации, считал, что по неполным данным с 1921 по 1953 гг. было арестовано 5 951 364 чел., из них осуждено судебными и внесудебными («тройками», «двойками», «особыми совещаниями») к различным наказаниям 4 060 306 чел. По национальному признаку с 1936 по 1961 гг. было репрессировано более 3,5 млн чел. Число казненных по политическим мотивам, умерших в тюрьмах и лагерях за годы советской власти в целом в СССР достигает 20–25 млн чел., включая умерших от голода: более 5,5 млн чел. во время гражданской войны и более 5 млн чел. в 1930-е гг. Только в РСФСР с 1923 по 1953 гг. по неполным данным общая численность осужденных, как уголовных, так и политических, составляла более 41 млн чел. При этом А.Н. Яковлев признался, что не может ответить на вопрос, почему и зачем Сталин уничтожил миллионы невинных людей: «есть во всем этом нечто мистическое, непостижимое, дьявольское, садистское» [Яковлев А.Н. Сумерки. М.: Материк, 2005. С. 26, 217–222].

Как видим, вплоть до 1990-х гг. не существовало — и главное, по ряду объективных причин не могло существовать подлинно научных оценок масштабов советских репрессий. Выдвигать претензии к исследователям малопродуктивно — они действовали наощупь, и не по своей вине.

В «битве за цифры» большую роль сыграли публикации материалов всесоюзных переписей населения 1937 и 1939 гг., в ходе которых в особом порядке переписывались граждане, обозначенные как «контингент НКВД». Так, спецперепись, проведенная в январе 1937 г., зафиксировала 2 660 300 чел., находившихся в ведении НКВД (военнослужащие внутренних войск НКВД, личный состав оперативных управлений, служащие центрального и местных аппаратов тюрем, лагерей и колоний, все категории заключенных, спецпоселенцев и другие так называемые спецконтингенты). В 1939 г. аналогичную перепись по линии НКВД прошли 3 742 434 чел.

«Нижнюю» планку масштаба репрессий установил В.Н. Земсков. По его данным, всего с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. в стране судебными и внесудебными органами за контрреволюционные преступления было осуждено 3 777 тыс. чел., в том числе к высшей мере наказания 643 тыс. чел. [Земсков В. Н. Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (Статистико-географический аспект) // История СССР. 1991. № 5. С. 152–153]. Это без учета раскулаченных, депортированных и других категорий незаконно репрессированных граждан. А.С. Смыкалин утверждает, что приводимые В.Н. Земсковым показатели «иногда расходятся с данными региональных архивов страны» [Смыкалин А.С. Пенитенциарная система Советской России 1917 — начала 60-х гг. (историко-юридическое исследование). Автореф. дисс… д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1998. С. 10–11].

В докладе на международной научной конференции «1937–1938: Апогей Большого Сталинского террора» А.Б. Рогинский указал, что с 1921 по 1953 гг. в СССР на репрессированных по политическим мотивам было заведено 5 млн уголовных дел. Однако многие репрессированные были осуждены несколько раз, поэтому с учетом поправки в 10 % получается 4,5 млн жертв политического террора в СССР. К ним следует прибавить примерно 7 млн депортированных. Всего, по его словам, от политических репрессий в СССР пострадало 11,5–12,5 млн чел. без учета жертв Гражданской войны, голода 1921–1922, 1932–1933, 1946–1947 гг., раскулаченных, расказаченных, политических эмигрантов и иных категорий граждан, подвергнувшихся политическим, социальным, этническим, религиозным и иным дискриминациям после 1917 г. [См.: Кропачев С.А. Научная конференция в Париже о сталинском терроре // Кропачев С.А. Масштабы демографических потерь СССР. Начало 1930-х – середина 1940-х годов. Проблемы отечественной истории и историографии. Сб. науч. ст. Краснодар: Экоинвест, 2010. С. 61–62].

На сегодняшний день как-то так. Цифры в 40–60 млн жертв большевизма — конечно, перебор (однако имеющий свои исторические основания). Но и размахивать данными Земского — 3,7 млн «врагов народа» (с единичными «ошибками» органов) в качестве итоговой цифры — абсолютно антинаучно. Реально можно говорить примерно о 10 млн жертвах Гражданской войны и 12–15 млн пострадавших от репрессий (в том числе 2-4 млн погибших) в годы правления Сталина, без учета жертв голода. Это — демографический взнос нашего народа на большевистскую модернизацию России. Уточнение цифр, безусловно, продолжится. Но уже сейчас нашему обществу и каждому из нас не мешает определиться: приемлема для него такая цена или нет? Цена даже не за лидерство в мире, а за то, чтобы быть вечно отстающими и догоняющими Америку.

На мой взгляд, именно неимоверное количество человеческих "щепок" при рубке социалистического леса не позволяет СССР числиться оплотом гуманизма в ХХ в. и делает советский опыт (при всех его социально-экономических достижениях) абсолютно неприемлемым в качестве подражания для современной России и других стран мира.

Использованы материалы
Ссылка на историю http://zaist.ru/~wHTA5

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Книга-альбом «Святые покровители Земли Русской»

Книга-альбом
«Святые покровители
Земли Русской»



 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru