Забытые Истории

Кто такие хёвдинги?

RSS
Кто такие хёвдинги?
Скандинавы вступили в «эпоху викингов», унаследовав от предыдущих веков крепкую родоплеменную организацию.

Единство родового коллектива было зафиксировано в понятии fraendr (franta, frinta) — «родичи». Прежде всего, в их число входили, согласно «Эдде» Снорри Стурлусона, все поколения кровных родственников по мужской линии. Кроме того, существовала особая ритуальная процедура, позволявшая принять в состав «родичей» чужака, который таким образом становился полноправным членом рода.

Залогом единства «родичей» было неотчуждаемое, священное, родовое земельное владение — одаль (oðal). В случае переселения на новое место, занятый участок земли подвергался обряду «освящения» (helga sér landit) — переселенцы обносили его границы огнем, что знаменовало вступление в права собственности на землю. Владение землей на протяжении четырех поколений превращало ее в одаль.

Совладельцы одаля (ближайшие родственники трех поколений по мужской линии) носили титул — «господин земли», «хозяин» (бонд). Рано или поздно из их числа выделялся один или несколько наиболее сильных и влиятельных лиц, которых называли «могучие бонды». Постепенно они образовали прослойку родовой знати, опиравшейся на крупные наследственные земельные владения и многочисленные семьи, включавшие домочадцев и лично зависимых работников — слуг и рабов. В древнескандинавских памятниках «могучие бонды» называются хёвдингами, херсирами, ярлами, «малыми конунгами» и т. д.

Термин хёвдинг, скорее всего, значит «предводитель народа» (от höf — главный, глава и ðing — тинг, вече). Но, возможно также, что первый корень происходит от «хоф» (hof) — святилище. Во всяком случае, в языческие времена хёвдинги выполняли также и жреческие функции. В «Саге о Хаконе Добром» приводится перечень норвежских вождей, руководивших жертвоприношениями в Мэрии в середине Х в.: четверо хёвдингов из Внешнего Трандхейма и столько же из Внутреннего Трандхейма. Они же играли ведущую роль в своих округах. Усадьбы этих хёвдингов, занимавшие стратегически важные места, служили административными центрами и использовались для сбора податей с населения. 

Удачливый, наделенный сакральной силой вождь должен был принести людям процветание — «хорошие времена» (fred). За это сородичи обеспечивали хёвдинга и его людей всем необходимым.

Хёвдинги окружали себя дружинами. Известно, что норвежские хёвдинги и ярлы возглавляли фюльк (fylki) — округ, который выставлял 12 кораблей, с 60–70 воинами на каждом судне. Глава фюлька обычно снаряжал собственный корабль с дружиной. 

Располагая собственными военными отрядами, хёвдинги могли организовать военные походы или торговые экспедиции. В так называемом «рассказе Оттера», записанном в присутствии английского короля Альфреда Великого около 890 г., говорится, что Оттер, норвежский хёвдинг, живший неподалеку от современного Тромсё, предпринял плавание далеко на восток и добрался до земли «беормов» — легендарной Биармии (топоним пока что не имеет общепринятой локализации). 

Случалось, что хёвдинги оседали в чужой земле и превращались в конунгов (королей). В ирландских анналах читаем, что в 839 г. норвежский хёвдинг Тургейс, прибывший в Северную Ирландию во главе большой флотилии, провозгласил себя «конунгом над всеми чужестранцами в Эрин». Завоеватели построили несколько приморских крепостей, главная из которых носил название Дублин (по-ирландски, «черная заводь»). Население было обложено тяжелыми податями, но главное, викинги вознамерились вернуть местных жителей, которые уже четыре века исповедовали христианство, к языческим верованиям. Спустя пять лет возмущенные ирландцы подняли восстание, Тургейс был утоплен в море. 

Со временем, впрочем, норвежцы сами крестились, а один из их предводителей даже принял монашество. К началу X в. завоеватели уже прочно укоренились среди ирландцев: «В каждом округе был норвежский конунг, в каждом клане — хёвдинг, в каждой церкви — аббат, в каждой деревне — судья, в каждом доме — воин», — пишет ирландский анналист. Пустовавшие земли были поделены между пришельцами. Согласно «Книге о заселении Исландии», для этого достаточно было зажечь костры по границам земельного участка, который можно было обойти за один день. Землевладельцем дозволялось стать и женщине — ей доставалось вся земля, которую она обходила до захода солнца, с коровой в поводу. Хёвдинги, присвоившие самые обширные наделы, затем распределяли их между родственниками и другими переселенцами на условиях вассальной службы.

Эти внезапно разбогатевшие самозваные «короли» не пользовались уважением среди настоящих конунгов. «Сага об Ингваре Путешественнике» упоминает о сватовстве Аки — хёвдинга из Свитьода (Швеции) — к дочери Эйрика Победоносного: «Конунгу показалось унизительным выдать свою дочь замуж за человека незнатного происхождения», и хёвдинг получил отказ. Позже дочь Эйрика была отдана в жены «конунга с востока из Гардарики». Оскорбленный Аки вторгся в Гардарики, убил соперника, а дочь Эйрика силой увез в Свитьод и женился на ней. От этого брака родился Эймунд, отец заглавного героя саги.

Впрочем, чаще всего удачи в заморских краях искали не сами хёвдинги, а их младшие сыновья, у которых было мало шансов добиться высокого положения на родине. «Сага об Эгиле» рассказывает, что хёвдинг Скаллагрим никогда не ходил в походы, в отличие от его младшего брат Торольва, который с юных лет привык быть «в викинге» (грабительском набеге). Двое других персонажей той же саги — Берганунд и Атли — наследуют высокое положение отца, о брате же их Хадде говорится, что он «ходил в викингские походы и редко бывал дома». Младшим сыном в знатном роду был и легендарный завоеватель Нормандии Роллон (в исландских сагах — Хрольв Пешеход), уступивший отцовский титул старшему брату и отправившийся на поиски подходящего куска земли.

Нередко эти викинги, и возмужав, сохраняли зависимость от родителей-хёвдингов. Торольв снарядил корабли и воинов в свой первый поход за счет отца. Другой герой «Саги об Эгиле», Бьярн, который «плавал по морям иногда как викинг, а иногда занимаясь торговлей», однажды должен был изменить свои планы и отправиться вместо викингского похода в торговую поездку, так как отец сказал ему: «И не надейся, боевого корабля и людей я тебе не дам».

Привыкнув быть полновластными господами в своей округе, хёвдинги оказывали упорное сопротивление королевской власти, утверждавшей в северных странах новые порядки и новую религию. В «Пряди об Эймунде» конунг Олав Святой убивает девятерых хёвдингов, в том числе отца Эймунда, и забирает себе их земли. Но затем «могучие бонды» берут над ним верх и в 1030 г. убивают его в битве при Стикластадире. 

Предводителем бондов в Трандхейме и одним из самых могущественных людей в Норвегии начала XI в. был Эйнар Потрясатель тетивы. Датский король Кнут I Великий считал его самым благородным человеком в стране из людей, не имеющих высокого достоинства. Снорри Стурлусон характеризует его следующим образом: «Эйнар Потрясатель тетивы был наиболее выдающимся предводителем всех бондов в Трандхейме. Он защищал их на тинге от преследований со стороны людей конунга. Эйнар был хорошо осведомлен в законах. У него не было недостатка в энергии отстаивать свое мнение на тингах, даже в присутствии самого конунга. Все бонды его поддерживали». Это гневало конунга Харальда Сурового, сына Сигурда. Однажды, наблюдая многочисленную свиту Эйнара, Харальд сказал вису (вид скальдической поэзии): «Могучий хёвдинг надеется занять трон конунга; я часто думаю, что не столь многолюдная дружина следует и за ярлом. Этот воин, Эйнар, прогонит меня из страны, если только ему не придется поцеловать тонкие уста топора». К его радости вскоре Эйнар был убит.

Неизбежность крушения родоплеменного строя и объединения страны вокруг фигуры короля острее всего чувствовали младшие родичи хёвдингов. «Сага об Эгиле» рассказывает о войне Харальда Прекрасноволосого, в ту пору конунга Вика — одной из южных областей Норвегии, с исландскими конунгами. Хёвдинг Квельдульв («Вечерний Волк»), дед Эгиля, отец скальда Скаллагрима и викинга Торольва, предпочел держаться в стороне от этой схватки, но прозорливо заметил, что младший его сын, Торольв, который сейчас «в викинге», наверняка не откажется пойти на службу к Харальду. И точно, вернувшись, Торольв упрекнул отца и брата за то, что они упустили случай стать дружинниками конунга, — одними из «самых выдающихся мужей», которых «уважают больше, чем кого бы то ни было здесь в стране». Торольв отринул родовую солидарность и без обиняков заявил: «Я очень хочу попасть в их число, если только они пожелают меня принять». Препятствий к этому не возникло, и он вместе со «своими людьми», вступил в дружину Харальда.

Термин «хёвдинг» в норвежском, шведском и немецком языках дожил до наших дней в качестве обозначения племенного вождя. В шведском, кроме того, от него образованы слова губернатор (Landshövding) и магистр права (Häradshövding) — последний в силу того, что в старину был наделен определенной административной властью.


***
Я зарабатываю на жизнь литературным трудом, частью которого является этот сайт.
Читатели, которые считают, что всякий труд должен быть оплачен, могут выразить своё удовлетворение от прочитанного через

Сбербанк
5336 6900 4128 7345
или
Яндекс-Деньги
41001947922532
Ссылка на историю http://zaist.ru/~PItsk

Новая книга «Последняя война Российской империи»

Новинка по низкой цене
В магазине не купишь!


Книга-альбом «Святые покровители Земли Русской»

Книга-альбом
«Святые покровители
Земли Русской»



 icon

ИКОНОПИСНАЯ МАСТЕРСКАЯ ИННЫ ЦВЕТКОВОЙ

Телефон: (495) 475-27-72
(910) 478-45-01

mail: inna.tsvetkova@yandex.ru